Зимние каникулы с родственниками (3 часть: Конная прогулка)

0 0

Эротический рассказ «Зимние каникулы с родственниками (3 часть: Конная прогулка)» от нашего постоянного пользователя.

   Проснулась я от шума открывающейся шторы и яркого света из окна. Я открыла глаза. Ева стояла у окна спиной ко мне, она была абсолютно голенькой. Она потягивалась стоя у окна, наслаждаясь солнечным зимним деньком. Я рассматривала ее тело. Оно было идеально. Ее спортивная белоснежная упругая попка, стройные ножки. Ева повернулась и глянула на меня, а я испугавшись быстро закрыла глаза притворившись еще спящей.

    В ту минуту я уже чувствовала как возбуждаюсь, моя писечка быстро стала влажной. Я слышала как Ева прошла к своей кровати, затем к шкафу, накинула на себя халат. Я уже приоткрыла глаза и смотрела за ее действиями. Она направилась в двери.

    — «Просыпайся, соня, я знаю ты не спишь» — услышала я голос сестры, выходящей из комнаты.

    Я привстала, потянулась, пытаясь отогнать от себя пошлые мысли, пошла приводить себя в порядок.

    За завтраком, где собралась вся семья, дедушка сказал, что сегодня нас ждет путешествие по его родному селу. При чем, что самое интересное путешествие будет конное, верхом на лошадях. Мы с Евой быстро оделись по зимнему, хотя когда я вошла Ева уже была одета. Я даже не поняла когда она успела. На ней были светлые джинсы, шикарно обтягивающие ее попку, коротенькая куртка, с меховым воротником. Я одела спортивный костюм и сверху короткий пуховик.

    Мы вышли во двор вместе с Евой. Все нас уже ждали. Конюх подвел к нам с Евой двух жеребцов.

    — «Два прекрасных жеребца, для двух милых кобылок» — сказал дедушка, улыбаясь нам.

    — «Папа, как не красиво» — сказала мама Евы, укоряя дедушку.

    — «А мне показалось, что им понравилось» — засмеялся в ответ дедушка.

    Мне помогли взобраться на моего жеребца Августа, Ева сама села и мы поехали. дедушка рассказывал о местности, что где и когда. Мы с мaмoй слушали с интересом, а вот Тети Эмилии, дяди Андриусу и Еве это было конечно не интересно, они все знали. Потом дедушка с мaмoй оторвались вперед, я плохо управляя своим Августом не много отстала от них. Ко мне подъехала на своем черном жеребце Ева.

    — «Давай убежим от них, я знаю тут такие живописные места. Пофоткаемся, что тут слушать» — сказала она мне полушепотом.

    — «А дедушка не обидится?» — спросила я, переживая.

    — «Все нормально будет, я своей мама уже сказала» — улыбнулась мне Ева и направила своего жеребца в сторону, на тропинку.

    Я повернула поводья за ней. Мы ехали по лесной тропинке.

    — «А куда мы едем?» — спросила я.

    — «Там за лесом, есть озеро, обрыв. Очень красивый вид, там и остановимся» — сказал Ева, оборачиваясь на меня.

    Проехав еще минут 10 мы выехали к обрыву, с которого открывался красивый вид озера, деревни, всей округи.

    — «Ну как тебе?» — спросила Ева спрыгивая с жеребца.

    — «Класс, отпад полный» — сказала я.

    Мне было страшно спуститься на землю, но сестра мне помогла. Было немного снега, мы оставили наших жеребцов щипать кое-где выглядывающую из под снега траву, а сами пошли ближе к обрыву. Захватывало дух от этой красоты. В сторону лежали два валуна с человеческий рост. Ева подбежала к ним.

    — «Сфоткай меня тут» — попросила она, опираясь одной рукой на один из валунов.

    Я достала из кармана телефон и сделала пару снимков Евы.

    — «А теперь ты меня» — попросила я ее и мы поменялись местами.

    — «Ольга, расслабься, что ты такая закомплексованная» — сказала мне сестра.

    Я попыталась принять более естественную позу. Ева сделала фото и подбежала ко мне.

    — «Ну чего ты такая зажатая?» — смеялась она.

    Ева скинула с себя куртку бросив на каменный валун. Под курткой на Еве был вязанный белый свитер под горло, он был короткий и свободный с трудом прикрывал ее пупок. Ева стала дурачиться, бросая в меня снежок. Я сразу заприметила, что под свитером у Евы не было бюстика. Ее грудь задорно подпрыгивала.

    — «Сфоткай меня еще» — она подбежала к краю обрыва.

    Я достала телефон и снова сделала несколько фото, крутящейся сестры.

    — «А вот так» — Ева задрала свой свитер, оголяя грудь, показывая ее мне.

    — «Ева, ты что нас могут увидеть» — испугалась я, стала вертеться по сторонам.

    — «Да ладно тебе, тут никого нет, а если и увидят то что? Мне нечего скрывать, пусть смотрят на красоту. Давай сфотографируй меня» — крикнула Ева.

    Мне ничего не оставалось делать. Я делала фотографии полуобнаженной сестры, показывающей мне свои сиськи. Я чувствовала как низ живота приятно ныл, а мои соски быстро затвердели и возбудились.

    Ева выставила свою попку назад, в обтягивающих джинсах она была великолепна. Ее грудь выпирала вперед, а попка назад. Ева была как супермодель прекрасна. Я фоткала и входила в кураж. Мне стало нравиться фотографировать свою полуобнаженную сестру.

    Ева отбежала снова к валунам, встала там, расстегнула пуговички на джинсах и стянула сразу вместе с трусиками их почти до колен, оголяя свою попку. Выставив ее мне, она снова просила меня фотографировать ее. Ева все это время хохотала. Я с каждым снимком подходила ближе, пытаясь запечатлеть Еву в хороших ракурсах.

    Ева снова оголила грудь, с полуспущенными джинсами и оттопыренной попкой. Она ничего не скрывала. Она с такой же быстротой как стянула со своей попки джинсы, натянула их обратно. Теперь она побежала к нашим жеребцам.

    — «Ева, ты куда?» — удивленно крикнула я ей.

    — «Всегда хотела почувствовать себя амазонкой» — крикнула она, подбегая к двум жеребцам, пасущимся на поле.

    Она встала возле своего, сняла совсем с себя свитер и быстро запрыгнула верхом. Даже с моего расстояния было видно ее затвердевшие видимо от холодна соски. Было все таки минус 2 на улице.

    — «Ева, ты что, простудишься» — крикнула я ей, удивляясь ее бесшабашности.

    — «Сфоткай меня так» — крикнула она, сидя в полуобороте ко мне.

    Я стала делать снимки, моей сестры, представляющей себя амазонкой. Подбежав ближе, боясь, что она замерзнет и заболеет. Убедившись, что я ее сфоткала, Ева спрыгнула с жеребца и быстро одела свитер.

    — «Действительно холодно, сисечки замерзли» — рассмеялась она.

    Она обняла себя руками, пытаясь согреться.

    — «Ты не хочешь так пофоткаться?» — пристально глянула Ева на меня.

    — «Не, я не хочу» — отрицательно замахала я головой.

    — «Ну тогда, фоткай меня» — она снова подошла ближе к жеребцу, положила руку ему на холку.

    Я опять начала ее фотографировать. Ева задрала свитер, оголяя свою грудь, она как будто подставила ее под морду жеребца. Ева хохотала, дурачилась. Я фотографировала сестру. У меня у самой было шикарное настроение, от Евы я зарядилась ее же позитивом.

    — «Смотри, смотри быстрее» — Ева запрыгала на месте, показывая мне на моего жеребца Августа.

    Между его ног, был такой отросток, и он все рос. Август стоял и бил о землю передним копытом. Его член вырастал у нас на глазах. Он был в половину его тела, доставал почти до передних копыт. Я чувствовала как мои щеки краснели. Ева достала из своего кармана джинс телефон и стала снимать фото, затем видео. Она тихо, аккуратно стала подходить ближе к Августу. Жеребец продолжал стучать копытом о землю и громко сопеть своими ноздрями, его член торчал вперед и раскачивался их стороны в сторону. Даже издалека было видно, как он напряжен и какой твердый.

    Я сама заинтригованная такой картиной двигалась ближе к жеребцу.

    — «Ева, аккуратно, вдруг ударит» — предупредила я сестру.

    Она только отмахнулась от меня рукой, все ближе подходя к Августу. Ева фоткала жеребца, особо уделяя внимание его отростку.

    — «Ты видела, какой он у него длинный. Вот это член я понимаю» — Ева хихикала, продолжая все снимать на телефон.

    — «Осторожно» — я действительно боялась за сестру.

    Ева подошла в плотную к жеребцу и стала гладить его, сама фоткая уже совсем близко член Августа.

    — «Хороший мой, жеребец, Август» — приговаривала Ева.

    Август только сильнее сопел и бил копытом о землю. Его член раскачивался из стороны в сторону.

    — «Ольга, фоткая меня быстро, возле этого гиганта» — Ева повернулась ко мне лицом.

    Я приготовив телефон стала фоткать свою сестру на фоне вставшего члена жеребца. Сама уже смеялась, но чувствовала приятные ощущения внизу живота. Я понимала сейчас, что я возбуждена.

    Ева осмелела, со своей задорной улыбкой она стояла возле Августа, гладя его. Сестра задрала игриво снова свой свитер, оголяя грудь и попросила снова фоткать ее. Я смеясь продолжила фотографировать сестру. Мне уже самой хотелось подойти ближе и рассмотреть это чудо природы. Ева позировала на фоне Августа, выставляя свою грудь напоказ. Затем она быстро стянула с себя джинсы и встав рядом с Августом, выставив голую попку назад, попросила сделать снимок на фоне члена жеребца. Получалось вроде как член входит в ее попочку. Мы хохотали, дурачась возле моего жеребца Августа.

    — «Зараза, дедушка скачет» — Ева быстро натянула джинсы и поправила свитер.

    Я обернулась назад, действительно вдали к нам быстрой рысью скакал дедушка Витаутас. Ева подбежала ко мне и встала возле меня.

    — «Девочки, вы чего уехали от нас?» — подъехав спросил дедушка.

    — «Дедушка, мы тут просто решили пофоткаться с Ольгой. Тут ведь так красиво» — ответила Ева у милой улыбкой.

    Дедушка Витаутас спрыгнул со своего коня, как молодой и не скажешь, что ему 65 лет.

    — «О смотрю, вы не только красотой природы здесь заинтересовались. Вас еще и привлек мой Август» — он указал нам на все еще стоявший член жеребца.

    — «Ну да, большой у него» — рассмеялась Ева.

    Я подхватила ее смех, чувствуя как мое лицо заливается краской.

    — «Да, это мой гордость» — дедушка Витаутас подошел ближе к Августу и погладил его по загривку, приговаривая что-то на литовском.

    Мы с Евой пошли за дедушкой ближе к жеребцу.

    — «И на кого же из вас у августа поднялся?» — повернулся к нам дедушка, с хитрой улыбкой.

    — «Дедушка, что ты такое говоришь» — Ева захихикала.

    — «Мое солнышко, а где твой куртка, быстро одень, простудишься» — уже строго сказал дедушка.

    Ева побежала к валунам забрать свою куртку.

    — «Ты с ней осторожно, Ева у меня озорница, а ты смотрю спокойная» — сказал мне дедушка пристально смотря на меня.

    К нам подбежала Ева.

    — «Вот Август уже успокоился. Едем в деревню. Нам там стол праздничный накрывают. Пообедаем» — сказал дедушка.

    Он помог мне забраться на Августа и мы поехали медленно за дедушкой в деревню.

    Теперь весь путь из моей головы не выходил этот длинный член моего жеребца, на котором я сейчас сидела сверху.

    Приехав в деревню, в одном из дворов был накрыт стол, прямо на улице, хоть и зима. Он ломился от всяких лакомств. Видимо нас ждали.

    Дедушку уважали, это было понятно по произносимым тостам на ломаном русском. Запомнился мне особенно один, который произнес один из пожилых мужчин, что у Витаутаса в деревне много детей бегает и его здоровье и его жеребячьему задору и размеру позавидует любой житель Литвы.

    Покушав и отведав почти всех блюд мы поехали назад к дому дедушки.

Вам также могут понравиться