Вот такое кино… (5 часть)

0 0

Эротическая история «Вот такое кино… (5 часть)».

Утром я проснулся оттого, что Борька лизал мой живот и поигрывал моими яичками.

— Доброе утро, — сказал он, заметив, что я открыл глаза.

— Привет.

— Как твоя сладкая попочка?

Попка немного побаливала, и я признался в этом.

— Значит, ты не хочешь, чтобы я порадовал тебя?

— Давай потом.

— Жаль. Смотри, что у меня для тебя есть, — друг показал на свой утренний стояк.

— Правда болит, — признался я.

— Ну, может, тогда отсосешь?

— Нет, сосать я не буду.

Друг на несколько секунд задумался.

— А если бы попа не болела?

Я ничего не ответил.

— Слушай, — продолжал Борька, — У меня есть офигенная идея. Пойдем со мной.

Он встал и направился к двери.

— Ты чего?

— Да не бойся ты, родаки только вечером вернутся. Пойдем.

Борька отвел меня в ванную комнату.

— Тебе ведь понравилось вчерашнее? – спросил он.

— Да.

— Тогда делай, что говорю – и будет еще круче.

Мы вместе встали под душ. Борька велел отвернуться, упереться на стену и выпятить задницу.

— Не ссы, ебать не буду, — заверил он, и я послушался.

Выдавив на палец немного какого-то крема, Борька стал массировать мне анус.

— Это чтобы боль прошла, — пояснил друг.

Через несколько минут неприятное ощущение и впрямь ушло. Борькин палец к тому моменту вовсю шурудил в моей жопе. Я подумал, что теперь-то он вставит в меня свой член, но друг остановился.

— Прошло?

— Ага.

— Тогда стой и не шевелись.

Палец вышел из меня. Борька намылил мне ноги и начал их брить.

— А это еще зачем? — удивился я.

— Погоди, увидишь.

После ног, друг выбрил мне пах. Затем я раздвинул ягодицы, и он аккуратно побрил мою попку.

— Вот теперь совсем другое дело, — улыбаясь, Борька мял мои ягодицы и разглядывал свою работу.

Странно, но без волос я почувствовал какое-то ощущение легкости.

Борька вытер меня большим полотенцем и голым отвел в спальню к родителям. Усадив меня перед материным трюмо, друг начал копаться в шкафу.

— Надевай, — он протянул мне небольшую охапку вещей.

Я взял длинный чулок в черно-белую полоску.

— Это твоей мамы?

— Да, надевай.

— Слушай…

— Нет, это ты послушай меня, сучка. Сейчас ты сделаешь все, что я скажу, а потом я сделаю твоей дырке приятно.

Борька помог мне надеть чулки, черные трусики, лифчик и короткое платьице. Одежда была маловата для меня, так что я боялся, как бы она не порвалась по швам.

После одевания я был усажен за трюмо, Борька достал косметичку и начал колдовать над моим лицом. В довершении всего на моей голове оказался парик – длинные черные волосы.

— Ну как? – довольный собой спросил Борька отведя меня к большому зеркалу. В отражении на меня смотрела вульгарно накрашенная девушка. Члену в и без того тесных трусиках стало мало места.

Друг хотел чтобы я еще и туфли на высоком каблуке обул, но ножка у тети Наташи была на несколько размером меньше моей, так что от этой идеи пришлось отказаться.

— Я похож на шалаву, — ответил я.

— Так ты и есть шалава, — хохотнул Борька и поволок в свою комнату.

— Садись на кровать, — сказал он.

Я сел. Друг опустился предо мной на колени и, чуть приподняв подол платья, раздвинул мои ноги. Оттянув ткань трусиков в сторону, Борька достал мой член и начал его облизывать, затем взял писюн в рот и стал сосать.

Пососав с минуту, он сказал, чтобы я стал раком.

— У меня попа болит, — запротестовал я, но друг только усмехнулся:

— Вставай раком сучка, — и больно сжал мои яйца.

Я закричал и подчинился.

— Не переживай, все с твоей жопой будет хорошо.

Борька начал вылизывать мне анус и надрачивать мой член. Он попробовал засунуть язык в мою дырочку и я подался попой ему навстречу. Он игрался моими яичками, облизывал головку, засунув в меня пальчик.

Я стонал и просил его не останавливаться.

Борька несколько раз провел кончиком языка от головки по стволу члена и яичкам к анусу и спросил:

— Ну, что заслужил я потрахать твою попку? – он аккуратно катал мои яички в своей руке.

— Да, трахни меня, — задыхаясь проговорил я.

Когда член проник в меня, я слегка скривился – попка немного побаливала, но уже через несколько движений внутри меня, нахлынувшее наслаждение затмило все.

Я стонал и подмахивал задницей, как шлюха. Наши яйца бились друг о дружку. От этого было немного больно, но это была приятная боль.

Я обильно кончил и залил под собой простыню, но друг продолжал долбить мое очко, приговаривая: «Получай сучка». Мой обмякший член снова встал.

Было приятно, но вместе с тем попа начала побаливать еще сильнее, да и стаять раком так долго было тяжеловато. Я удивился, что Борька так долго не кончает, но решил, что скоро наступит и его черед, а потому ничего ему не говорил.

Сладостный спазм снова скрутил меня, мои руки не выдержали, и я упал лицом на кровать, судорожно испустив очередную порцию спермы.

— Да, кончай, шлюха, кончай, — Борька шлепнул меня по заднице.

— Погоди, — попросил я, — Давай отдохнем.

— А когда это ты успела устать? – раздался голос со стороны.

Я повернулся на звук и увидел стоявшего в дверях дядю Колю.

— Привет, пап, присоединяйся.

Я потерял дар речи. Уж не знаю, что было хуже – то, что Борькин отец меня спалил в бабских тряпках, или его намеренье присоединиться.

Дядя Коля махнул рукой привставшему с меня сыну, мол не суетись. Борька тут же схватил меня и, приподняв мою попку, снова вставил свой член.

Я от боли вскрикнул.

— А что это у тебя за шлюшка? Опа! Да это же Виталька! Ничего себе, вот уж не думал, что ты в попку ебаться любишь! – борькиного отца ситуация явно веселила.

— Это я его вчера откупорил, — с гордостью заметил друг. Трахать меня он отчегото не спешил, просто держал писюн в моей попке.

— А это у вас вроде как продолжение? – дядя Коля снял штаны и трусы, оставшись в одной футболке. Член его уже приподнялся, но был вяловат.

— Попу разрабатываем.

— А я тогда ему ротик разработаю, — борьки отец встал передо мной на колени и, взяв меня за подбородок, поднял голову, — Что, сучка? Любишь сосать члены?

— Не надо, — завопил я, наблюдая стояк в сантиметре от своего лица. Я попытался вырваться, но получил пощечину.

Борька схватил сзади мои руки, под живот мне подложили несколько подушек, а потом друг навалился на меня всей массой, не оставляя ни шанса на движение. Обхватив руками мою голову, дядя Коля строго приказал мне открыть рот.

— Пожалуйста, не надо, — я расплакался, и это вызвало смех у моих мучителей.

Сын начал яростно трахать меня в задницу, не обращая на мои крики и рыданья никакого внимания, а отец членом водил по моему лицу, размазывая слезы.

Проведя несколько головкой несколько раз по моим губам, дядя Коля спросил:

— А может сфотографировать его в таком виде и отправить фото родителям? Вот уж Оля с Костей удивятся! Хочешь, я сделаю пару снимков на память?

Так как член уперся мне в рот, я только промычал, но мужчина понял, что мне этого не хотелось.

— Тогда открывай, сучка, ротик и сделай мне приятно, — ласково сказал борькин отец. Я послушно приоткрыл губы, и мне рот тут же вставили соленый член.

Поймав общий ритм, отец с сыном начали трахать меня в такт. Задница болела нестерпимо, от члена, толкавшегося мне в горло появлялись рвотные позывы и было трудно дышать.

Но сделать я ничего не мог, и только продолжал плакать.

Яйца мои будто кто-то крепко сжал, но, к моему удивлению член опять встал и больно терся головкой о подложенные подушки.

Я возбудился и сквозь боль и унижение чувствовал отголоски наслаждения.

Дядя Коля застонал и притянул мою голову к своему паху, засунув член в мой рот до упора. В горло выстрелила горячая струя. От неожиданности я поперхнулся и хотел закашлять, но член не давал.

Крепко зафиксированный, с дикой болью в растраханной заднице и членом во рту я захлебывался спермой, которая все продолжала извергаться в мою глотку. Ее сгустки хлынули носом и соплями повисли из моих ноздрей. Часть я рефлекторно сглотнул, чувствуя, как она вязко стекает по моему пищеводу.

Я пытался дергаться, но все было напрасно.

И вот когда я обмяк и уже едва не лишился сознания, меня отпустили.

Я повалился без сил и зашелся в приступе кашля. Едва дыханье более-менее нормализовалось, как борькин отец опять приподнял мое лицо и принялся размазывать по нему остатки спермы в перемешку с моей слюной.

— Улыбнись, — засмеялся он, ловя мое перемазанное косметикой и выделениями лицо в объектив телефона.

Борька подошел и сел рядом с отцом. Я увидел на его члене плотное резиновое кольцо, не дававшее ему кончить.

— Вот, теперь ты стопудово похож на шлюху, — он ласково потрепал меня по съехавшему парику.

Тяжело дышавший дядя Коля откинулся на кровать.

— Слушай сюда. Теперь у тебя есть два выхода. Первый, ты сейчас идешь в ванную, моеешься хорошенько и топаешь домой. Вечером на телефон твоей матери приходит забавная картинка, а дальше сам думай. Или же ты утираешь сопли, продолжаешь вести себя как послушная шлюха и никто не узнает о нашем секрете. Ты ведь понимаешь, что в любом варианте, если откроешь пасть, то эти фото попадут в интернет?

Я кивнул.

— Короче. Мы с Борькой отойдем на полчасика, а ты пока подумай, что для тебя будет лучше, понял?

Они ушли, а я от безысходности опять заплакал и уткнулся испачканным лицом в простыню.

Вам также могут понравиться