Волчица (3 часть)

0 0

Эротический рассказ «Волчица (3 часть)» от нашего постоянного пользователя.

Краткое содержание предыдущих частей : Отшельник, живущий в глухой тайге, находит волчицу. Ночью животное принимает облик прекрасной девушки Уны. Подарив мужчине ночь плотских утех, девушка уговаривает мужчину следовать за ней в лес и принять участие в таинственном ритуале. Совершив с Уной половой акт и лишив её девственности, человек избавляет девушку и весь её народ от древнего проклятия, люди вновь становятся людьми. Внезапно мужчина сам превращается в волка и под угрозами расправы со стороны вероломной Уны, в обличии волка бежит в лес…

Я бежал через лес, не чувствуя лап под собою, оглашая воздух жалобным, горестным воем. Моё, ещё не привыкшее сознание, разрывали сотни запахов, причудливыми нитями уходящие во все стороны.

Мы, волки, воспринимаем мир не так, как вы – люди. В темноте мы видим не так хорошо, как кошки, но лучше людей, но основное наше средство восприятия мира – обоняние.

Безумно несясь сквозь ночной лес, я ощущал сотни самых разнообразных запахов и их сочетаний. Не разбирая дороги, к утру, мои лапы сами собой принесли меня в деревню, в которой я родился, родился человеком, и в которой жила та самая девушка Женя, отказавшаяся связать со мною свою жизнь и отправиться вслед за мной в тайгу.

Затаившись в кустах, наблюдая сквозь предрассветную дымку за редкими дворами, я явственно ощутил присутствие Евгении. К тёплому, густому, похожему на запах хлеба, запаху девушки примешивался чужой дух. Запах табака, пота и ношенной одежды. Прислушиваясь, втягивая носом воздух и поджав хвост, я выбрался из кустов и пошёл по следу.

Тщательно обнюхивая землю, стараясь не потерять невидимую нить, я двигался в сторону густых зарослей камыша. Внезапно до меня долетели людские голоса, звучавшие особенно громко в предрассветном зареве.

— Женюшка, а это хорошо, что ты не пошла жить к этому лешему – пророкотал довольный низкий мужской голос.

— Павлуша, да на кой ляд он мне сдался со своим отшельничеством. К тому же ты у меня есть… защитник мой… — слова Жени сменились странными хлюпающими звуками, послышался довольный мужской стон.

Опустив морду к земле, тихо зарычав, выпуская из носа струйки пара, я просунул голову сквозь заросли камыша. Возле небольшого озера, на одеяле, я увидел их. Евгению и крупного, упитанного бородатого мужика. Парочка лежала на одеяле, голая, не замечая никого вокруг себя.

Голый мужчина разместился на спине, широко раскинув ноги. Женя, такая-же голая как и он, возлежала на боку, спиной к лицу мужика, опираясь на его грудь. Поглаживая обеими ладонями восставший пенис мужчины, девушка нагнулась, откинула с лица светлые волосы и с жадностью засунула в рот половой орган своего друга.

— А своему лешему ты так делала? – протянул мужик, закрывая глаза и поглаживая ладонью голову Жени.

— Да делала разок, еле разглядела его – секундой спустя ответила изменница, выпуская изо рта головку пениса, вновь обхватив её губами.

Мужик теснее прижал руками к своему паху девичье лицо, задвигал бёдрами. Откинул в сторону свою широкую ладонь, положив её на пышную Женину ягодицу. С силой сжал пальцы, слегка шлёпнул по белой девичьей коже. Девица издала игривый вскрик и интенсивнее задвигала головой, откидывая рукою с лица непослушные светлые пряди.

Издавая утробное рычание, я выбрался из камышей, опустив голову к самой земле. Услышав меня, а затем и увидев, вероломная парочка охнула, подобралась и засуетилась. Евгения отпрянула от мужика и сжалась на земле, её хахаль не спеша встал на ноги, потрясая уже опавшим членом, нагнулся и потянулся к вороху своей одежды, лежащей неподалёку.

— Женя! Как ты могла?! – прокричал я, издавая лишь один сдавленный рык.

— Родная! Не двигайся – прошептал мужик, вытаскивая из кучи одежды массивный двуручный топор лесоруба.

— Я его сейчас как щепку переломлю!!! – резко выкрикнул он, ухватившись обеими руками за рукоятку топора и поднимая его над головой.

В первых лучах солнца лезвие ослепительно блеснуло, на миг ослепив меня. Поддаваясь необъяснимому инстинкту, я резко прыгнул вперёд, толкая лапами мужика в грудь и до звона в ушах сжимая челюсти на запястье подлеца…

Волки не могут молниеносно оторвать человеку руку, в отличие от медведя или тигра. Но моя ярость была настолько сильна, настолько сильно я сжал челюсти на запястье этого ненавистного подонка, укравшего мою Женю и собиравшегося убить меня… Настолько резко я дёрнул головой, что ладонь человека, хрустнув костями и сухожилиями, нелепо отлетела в сторону, разбрасывая во все стороны красные брызги.

— Боже… — прошептал мужик, оседая на колени, выронив топор, прижимая к голому животу кровоточащий обрубок руки…

— Лучше молчи! – ощущая вкус крови, рыкнул я, услышав пронзительный девичий крик, поворачиваясь в сторону.

Женя сидела на одеяле, обхватив себя руками, сжавшись от страха и дрожа. В стороне стонал раненый мужчина.

— Как ты могла?! – пролаял я, подходя к Жене.

Я явственно ощущал терпкий запах страха. Толкнув лапами девушку в плечи, я опрокинул её на одеяло, нависнув над нею. Опустив морду, заглянул в стеклянные мокрые девичьи глаза. Брызжа слюной, лизнул её в мокрую щёку, в дрожащие губы. Женя так и лежала подо мной, вытянувшись, вытянув руки вдоль обнажённого туловища. Оглядев её всю, чуть куснул за правую грудь. Девушка взвизгнула, задрожав подо мною, не смея сопротивляться.

— Будь ты проклят… — прошептал дровосек, согнувшись на красной от крови траве, всё также прижимая к себе изувеченную руку.

— Я уже проклят – рыкнул я, отворачиваясь от него, вновь устремив взгляд на дрожащую голую Женю.

Я чуть подался назад, ведя носом по девичьему животу. Добрался до лобка, обнюхивая Женины лобковые волосы. Будучи человеком, я и представить себе не мог, что девичье тело может так приятно пахнуть, даже если это тело подлой изменщицы.

Мотнув головой, я заставил девушку шире развести ноги. Мелко дрожа, Евгения безропотно подчинилась, подняв глаза к небу. Лизнув языком между девичьими ногами, среди бесподобных запахов молодого девичьего нутра я ощутил едкий запах чужой спермы и острый запах чужого члена.

Грозно зарычав, я подался вперёд, передними лапами прижав девушку к одеялу.

— Отпусти меня… Я ничего тебе не сделала… — прошептала Женя, смотря на меня расширенными от ужаса глазами.

Она конечно-же не узнала меня, да и не могла узнать. Приоткрыв пасть, я коснулся зубами девичьей шеи. Расслабив задние лапы, я прилёг на девушку, примостившись между её разведёнными ногами, ощущая под собою мягкий девичий живот и чарующий ворс её лобка. Положив лапы на девичью грудь, не отпуская шею девушки, я мотнул хвостом, дёрнув бёдрами…

Мой звериный член, уже мало похожий на человеческий, грубо толкнул половые губы девушки, пробираясь в самую глубь.

— Что ты делаешь, выродок?! – простонал лесоруб, смотря на нас и пытаясь одной рукой удержать длинную ручку топора.

Состроив чудовищный оскал, я вновь повернулся к Жене, касаясь зубами её шеи. Когда мой член вошёл в девичье влагалище, девушка дёрнулась всем телом, распахнув в ужасе глаза. Хрюкнув, оросив шею жертвы слюнями, я ощутил, что уже полностью вошёл в женское лоно, ощущая уже подзабытое чувство приятного тепла и влажной неги. Воздух вокруг меня наполнился сладким запахом секса, почти недоступным человеческому носу.

Продолжая остервенело входить в девушку, дёргая бёдрами и хвостом, я ощущал дрожь тела, распластавшегося подо мною, слышал стон боли, страха и омерзения. В стороне стонал мужик, посылая на мою голову всевозможные проклятия.

Сбивая задними лапами одеяло, бешено крутя хвостом, неистово дёргая бёдрами и не отпуская шею Евгении, я фактически насиловал её, насиловал «насухую». Вдыхая запах девичьего пота, уже почти не слушая её мольбу прекратить, я извергся внутрь её лона потоком спермы, ощущая головокружение от всего происходящего…

Видит Бог, я не хотел, но выплёскивая в девушку своё содержимое, не удержался и со всей силы свёл челюсти, услышав сдавленный девичий хрип…

* * *

Я весело бежал по лесу, сладостно щурясь и сыто облизываясь. Я никогда ещё за раз не ел такого количества мяса, сочного сырого мяса…

* * *

К полудню я добрался до своей лесной хижины. Побегав по окрестности, погружённый в свои мысли, я угодил в тот самый капкан, в который попалась та самая проклЯтая волчица, с которой и начались все мои беды. Завыв от боли и злости, я дёрнул задней лапой, застрявшей между створками дьявольской ловушки. Но всё было тщетно, ещё сильнее изранив конечность, я опустил морду на землю и подвывая, погрузился в беспокойный, без сновидений, сон…

… — Маша, нам надо найти место для ночлега – из темноты до меня долетел хриплый мужской голос.

— Дедушка, посмотри! Избушка! Может быть хозяева пустят нас переночевать? – раздался звонкий девичий голосок.

Я открыл глаза, с трудом приподняв голову. По лесной дороге, в мою сторону шёл старик, с ружьём и в шляпе. Рядом с ним вышагивала молодая девушка, лет восемнадцати, в камуфлированной охотничьей курточке и в таких-же штанах.

— Ой, дедушка, смотри, волк! – вскрикнула девица, останавливаясь и показывая пальцем в мою сторону.

— Где?! – рявкнул старик, сурово нахмурившись и снимая с плеча ружьё.

— Да вон же! В капкан угодил! – девушка сделала шаг в мою сторону.

— Маша, стой! – рявкнул старик, вскидывая ружьё.

Я ощутил тягучий запах старческого страха и лёгкий, похожий на землянику, запах девичьего интереса и удивления.

— Бедненький… — девушка сделала ещё шажок в мою сторону.

— Маша, стой! Волк – очень опасный хищник! – не опуская ружья, старик схватил девушку за руку.

Опустив голову к земле, я издал протяжный стон, смотря на людей снизу-вверх.

— Дедушка, освободи его, пусть идёт! – Маша с мольбой взглянула на старика.

— Ах ты, добрая душа, вся в маму – улыбнулся старик, косясь в мою сторону.

Покряхтел, помотав головой, осторожно подошёл ко мне, прикладом ружья нажимая на запорную пружину.

— Иди прочь, лесной разбойник! – пророкотал дед, махнув стволом в сторону ближайшего кустарника.

Выдернув лапу из створок капкана, я благодарно завилял хвостом, громко подвизгивая, радостно смотря в глаза старику. Прихрамывая, отошёл в сторону и засеменил в сторону моей избушки, оборачиваясь на людей, зовя их за собою, заливаясь радостным визгом.

— Дедушка, смотри, он нас зовёт идти за ним! – воскликнула девушка, несмело идя за мной, — Он ведёт нас к этой избушке!

— Всю жизнь охочусь я в тайге, а такого ещё ни разу не видал – удивлённо проговорил старик, двигаясь следом за внучкой.

* * *

Я лежал на крыльце с перевязанной лапой. Девушка перевязала мою рану настоящим медицинским бинтом. Наслаждаясь вечерними запахами, я слушал человеческие голоса, доносящиеся из моей избушки.

— Дедушка! Тут словно-бы кто-то живёт! Смотри, застеленная кровать, вода в корытце…

— Внучка, нам наверное лучше уйти… Мы не знаем чей это дом…

— Ну дедушка! Хозяина нет, а куда мы пойдём на ночь глядя? Если хозяин не вернётся до темноты, я лягу вот тут, в комнате, а ты в сенях, или наоборот.

— Хорошо. Ну, Маша, и подведёшь ты нас когда-нибудь…

Приоткрыв глаза, я бросил сонный взгляд на заходящее солнце и на бледную полную луну, проступающую на небосводе. Помня пророчество Уны-волчицы, я решил попробовать… Я очень хотел вновь стать человеком.

* * *

Когда зашло солнце, и принялись перекликаться ночные птицы, я затаился в кустах, внимательно наблюдая за домом.

— Дедушка, принеси пожалуйста в комнату корыто. Воду я согрела. Я сейчас вернусь, помоюсь и лягу спать – услышал я звонкий девичий голос.

— Маша, не отходи далеко! – пророкотал старик.

— Хорошо, дедушка! – на крыльце показалась девушка, в тех-же самых штанах и белой майке.

Радостно завиляв хвостом, я вышел из своего укрытия, привлекая её внимание.

— Волчик, ты здесь?! Ты будешь защищать нас ночью, да? – Маша присела на корточки, погладив меня по голове.

— Ты ещё здесь, Чёрт?! – прогремел с крыльца старик, разламывая надвое ружьё, заряжая в ствол заряд картечи.

— Дедушка, не надо! Он хороший, он нас будет ночью охранять. Может быть даже это его дом! – девушка обхватила руками мою шею.

— Быстро в дом! – гаркнул старик, хлопнув дверью.

— Волчик, иди себе – проговорила Маша, поднимаясь.

— И не подсматривай! – лукаво добавила она, оборачиваясь, на ходу расстёгивая пуговицу своих камуфляжных штанов.

Отошла за деревья, стаскивая с бёдер штаны и присела.

Человек видел бы лишь неясный силуэт во тьме, но только не я. Отойдя за кусты, смотря сквозь ветви, я весь обратился в зрение и слух, жадно двигая носом. Девушка сидела на корточках, со спущенными до колен штанами и трусами, выставив из-за дерева белую попку. Затаила дыхание, напряглась – послышался плеск мочи, особенно хорошо слышимый в прохладном ночном воздухе. На миг смолкли ночные птицы, словно как и я, приглядываясь и прислушиваясь к происходящему. Я скорее ощущал, чем видел, ловя носом бесподобные запахи, как струйка мочи, пробиваясь сквозь половые губки молодой человеческой самки, устремляется к земле, разбиваясь об листву на сотни мельчайших брызг.

Девушка покрутила головой, всматриваясь в темноту, обхватила колени руками и исторгла из себя новую порцию янтарной жидкости, подвигав сфинктером. Стараясь не дышать, теряя голову от увиденного, а особенно – от божественного запаха, я понадеялся, что сейчас она исторгнет из себя и содержимое своего кишечника. Ведь тогда я бы смог не только жадно обнюхать, но и съесть всё то, что девушка оставит после себя на траве.

Я знаю, что вам это кажется странным и даже диким, но в тот момент я воспринял это желание как что-то естественное и обычное. Изменившись внешне, к тому моменту я уже стал меняться и внутренне…

Но нет, чуда не произошло. Девушка лишь напрягла анус, с протяжным свистом выпустив в воздух порцию кишечных газов, и стыдливо посмотрела по сторонам, как будто-бы кто-то, кроме меня, мог её услышать.

Когда с половых губок на траву упали последние капельки, девушка протянула руку, сорвала лист лопуха, склонила голову и тщательно потёрла у себя между ногами. Слыша едва различимое шуршание, я выбрался из своего убежища, усевшись на полянке, на некотором отдалении от крыльца. Из окна дома лился мягкий свет свечи, немного разгоняя тьму вокруг. Задрав кверху морду, я увидел яркий лик полной луны. Я знал, что сегодня будет последняя ночь полнолуния, сегодня у меня будет шанс…

— Ах ты, хитрец, подглядывал за мной, да?! – девушка, улыбаясь, склонилась надо мною.

Как-бы случайно ткнувшись носом в её промежность, в ткань штанов, ещё хранившую запах янтарной Машиной влаги, я ощутил доселе неизвестный мне запах. Своим звериным чутьём я ощутил, что стоящая передо мною девушка – девственница.

Вновь дав погладить себя, я подумал о том, что сходятся все условия, давая мне шанс вновь стать человеком.

* * *

— Ну, Волчик, ты идёшь или тут побудешь? – спросила Маша, стоя на крыльце.

— Если надумаешь – приходи, я не буду запирать дверь – девушка ещё раз взглянула на меня и вошла в дом, неплотно прикрыв за собою дверь.

Когда в сенях стихли девичьи шаги, я осторожно обошёл избушку и, встав на задние лапы, упираясь в стену передними, стараясь не клацать когтями, осторожно заглянул в окно. В комнате горела свеча, освещая помещение ровным светом. На полу стояло корыто, почти до краёв наполненное водой. Я увидел девушку, стоящую спиной к окну. Подняв руки, Маша сняла через голову свою майку, обнажив хрупенькие белые плечи. Расстегнула замочек лифчика, откинула одёжку на стул.

Я затаил дыхание, наблюдая, как Маша стягивает с бёдер штаны, чуть виляя попкой. Стянув штаны до коленей, девушка смешно запрыгала на одной ноге, затем на второй. Откинув штаны всё также на стул и оставшись в одних лишь белых трусиках, Маша присела, потрогав ладонью воду. Распрямилась, на миг застыла и вдруг, словно почувствовав мой взгляд, резко обернулась.

Я едва успел пригнуться и прижать уши. Не заметив меня, девушка вновь повернулась к корытцу, коснувшись пальцами резинки трусиков. Я продолжил своё наблюдение, подглядывая в окно, стараясь ничем себя не выдать.

Когда на пол упали Машины трусы, я даже сквозь стекло ощутил пьянящий запах этой тряпицы. Мой волчий член мигом воспрял, раздвигая шерсть на моём животе. Я порадовался тому, что на моих окнах никогда не было штор.

Осторожно ступив в воду, девушка нагнулась, зачерпнула ладонями воду и с наслаждением умылась. Как-же я хотел сейчас просунуть морду между её ягодиц, лизнуть чуть виднеющийся анус и зарыться носом между половыми губами этой чудесной девушки, розовеньким холмиком виднеющимися между девичьими бёдрами в обрамлении тёмных, под цвет её густой шевелюры, волос.

Присев на корточки, Маша с удовольствием, чуть поводя голыми плечиками, принялась зачерпывать воду, брызгая себе между разведённых ног. Смотря на белые ягодицы девушки, я изнывал от желания. Потерев мокрой ладонью промежность, Маша глубже просунула руку, занявшись своей задней дырочкой. Чуть потёрла анус пальчиками, вновь брызнула водой, помогая себе второю рукою.

Не в силах более терпеть, я отпрянул от окна и понёсся к деревьям, туда, где девушка справляла свою малую нужду. Припав носом к траве, жадно втягивая воздух, я принялся слизывать с травы ароматные капельки. Упав на землю, стараясь достать лапами до своего восставшего члена, я очень жалел, что волчьи лапы не приспособлены для того, что я сейчас хотел совершить. Вскочив с земли, я кинулся к соседнему дереву. Встав на задние лапы, обхватив ствол передними, я прижался животом к шершавой коре, принявшись остервенело тереться членом по коре дерева.

Тихонько подвизгивая, рисуя в сознании увиденное только-что, я оросил древесную кору своим семенем, громко воя, не обращая внимания на болевые ощущения в своём пенисе. Когда всё было кончено, я опустился на землю, широко расставив лапы, опустив голову к самой земле, тяжело дыша.

— Дедушка, спокойной ночи! – донёсся до меня Машин голос.

Спустя секунду дом и двор погрузились во тьму. Лишь последняя полная луна тускло освещала избушку и окрестные деревья.

Ещё раз бросив взгляд на небо, я, как можно тише, подошёл к домику и, стараясь не скрипеть, взошёл по ступенькам крыльца.

Конец третьей части.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.