Волчица (2 часть)

0 0

Эротический рассказ «Волчица (2 часть)» от нашего постоянного пользователя.

Краткое содержание предыдущей части: Отшельник, уединённо живущий в тайге, случайно находит молодую волчицу. Ночью, пробравшись в жилище человека, волчица принимает человеческий облик, превратившись в молодую прекрасную девушку Уну. Подарив мужчине букет эротических наслаждений, утром девушка убегает из дома, маня мужчину за собой. Чуть позже она рассказывает ему свою удивительную историю…

Много-много лет назад, когда в эти края ещё не пришли люди, я и мой народ уже жили здесь. Мы были первыми. Мы жили в небольшой деревне в единении с природой.

Как-то раз мой отец со своими братьями поймали в лесу молодую волчицу и принесли её в деревню. Всю ночь мужчины издевались над волчицей, насилуя её в сарае. Я тогда была ещё маленькой, сама ничего не видела, но люди утром рассказывали, что мужчины привязали передние лапы волчицы к деревянной перекладине и всю ночь, до утра измывались над нею, насилуя, поочерёдно меняя друг друга. А на утро жестоко убили, заколов вилами.

Но перед смертью волчица успела укусить моего отца за руку. И вот спустя несколько дней произошло ужасное.

Лунной ночью я проснулась от страшного, необъяснимого шума. Выбежав в сени, я увидела поистине чудовищную картину. Мой отец стоял посреди сеней, голый, в свете луны. Черты его лица меняли свои очертания, из горла вырывался дикий крик. Прямо на глазах на теле его начала прорастать бурая шерсть, ноги похудели, подогнулись и вот то, что ещё совсем недавно было моим отцом, на всех четырёх конечностях выбежало из дома, дико воя и крича.

Потом то-же самое случилось с моей мамой, другими жителями деревни и со мной. Мы превратились в волков, в серых хищников. Мы так и остались жить в деревне, охотясь в здешних лесах. Сама деревня пришла в запустение, теперь от неё почти ничего не осталось. Когда умер мой отец-волк, я стала предводительницей нашей… нашей стаи.

Не знаю почему, но в полнолуние я могу принимать свой первоначальный человеческий облик. И было мне видение. Найдётся благородный герой, спаситель, который сумеет избавить меня и мой народ от древнего проклятия, и этот спаситель — ты.

* * *

— Ты поможешь нам, мой спаситель? — спросила Уна, повернувшись на бок, лицом ко мне.

Я с жадностью оглядел её обнажённое соблазнительное тело. Упругие груди, плавный изгиб бёдер, притягательную черноту лобковых волос между ними.

— Как я могу спасти тебя и твой… твой народ? — спросил я.

Мне на ум пришли сказки о том, как благородный герой спасает принцессу, побеждая злых драконов и прочую сказочную нечисть.

— Если на закате, в полнолуние, спаситель лишит меня девственности в присутствии моих людей — древнее проклятие падёт и мы вновь станем людьми. И этот спаситель — ты, Максим — девушка приподняла голову, коснувшись меня рукой.

Теперь я понял, почему Уна противилась половому акту в ту нашу первую ночь в моей хижине, ограничившись куннилингусом, минетом и взаимными ласками. Мне не улыбалась мысль добровольно отправиться прямиком в пасть волчьей стаи, но притом ужасно хотелось стать для этой девушки первым мужчиной, лишив её девственности.

— Мой спаситель, тебе нечего бояться. Мои люди знают, что ты со мной и не тронут тебя — проговорила Уна, словно бы прочитав мои мысли.

Приподняла и согнула ногу, приоткрыв свою промежность, провела ладонью по животу, коснувшись груди.

— Я согласен — ответил я, не в силах противиться чарам удивительной девушки.

— Послушай, у меня к тебе есть одна просьба — чуть помолчав, со смущением проговорила девушка.

— Какая? — спросил я, отрывая взгляд от обнажённого тела Уны и заглядывая в её глаза.

— Люди, как и волки, занимаются сексом, но иногда не так, как мы. Иногда они делают это похоже, но не так… Нам не ведом такой секс… Ты не мог бы меня научить этому? — закончила девушка, чуть покраснев и потупив взгляд.

Я понял, что Уна говорит об анальном сексе. Моё сердце застучало с удвоенной силой. Мысль о том, что эта невероятная девушка готова допустить меня до самого своего святого и запретного, вскружило мою голову.

— Я с удовольствием обучу тебя этому — хрипло прошептал я, ощущая, как мой резко восставший член натянул охотничьи штаны.

— Что я должна делать? — радостно спросила Уна, поднимаясь и по-лягушачьи, разведя колени в стороны, усаживаясь на траву.

— Встань так, как тебе уже давно привычнее — оживился я, сам вставая на колени и развязывая тесёмки своих штанов.

Девушка встала на четвереньки, ягодицами ко мне, опустив голову. Её длинные чёрные волосы покрыли собой примятую траву и опавшие цветы. Справившись со штанами, я вынул свой пенис, уже готовый к действию. Проведя ладонью между ягодицами Уны, подушкой большого пальца я нащупал заднюю дырочку девушки. Выгнув спину, оттопырив попку, Уна сладостно застонала, предвкушая неизведанное.

Я не хотел вторгаться пальцем в задний проход девушки, хотелось проникнуть туда сразу членом, но и испугать Уну или сделать ей больно я не желал. Вспомнив куннилингус, сделанный ей сегодня ночью и то, как страстно я хотел вылизать попку Уны, я нагнулся, развёл пальцами ягодицы девушки и стараясь не обращать внимания на приоткрытые манящие половые губки девушки, благоговейно заглянул в её заднее, самое потаённое местечко.

Тёмненький анус был сжат, края сфинктера плотно прилегали друг к другу. Коснувшись пальцем этой дырочки, я не знал, сумею ли я сделать всё правильно, доставлю ли я наслаждение себе и самое главное — девушке, которая решила доверить мне своё самое ценное.

Приблизив своё лицо к заднему проходу Уны, я сделал то, чего ещё никогда прежде не делал, а именно — сомкнул свои губы на тёмном колечке девушки, ощущая себя допущенным к чему-то волшебному и сказочному.

* * *

Анальным сексом я занимался всего лишь единожды. С той самой девушкой Женей, которая отказалась идти со мною в тайгу. Не могу сказать, что мне понравилось, напротив, сарай наполняли неприятные запахи, было неприятно, даже больно, мне и наверное ей. Когда я, на выходе, наконец кончил, забрызгав спермой ягодицы девки, я дал себе слово больше никогда не заниматься подобными вещами. И тем более я никогда не лизал женскую задницу.

Но сейчас, с Уной, всё было иначе. Касаясь губами и языком шершавой складочки девушки, чувствуя на губах запретный вкус её ануса, я предвкушал тот момент, когда прикоснусь к нему головкой своего члена и проникну в самую глубину.

Девушка опустила голову на руки, по её телу пробежала мелкая дрожь. Мой подбородок упёрся в половые губы Уны, мокрые и горячие. Чуть потерев языком девичий анус, оставляя на нём сгустки своей слюны, я решил, что пора действовать дальше.

— Уна, сейчас, возможно, тебе будет больно — предупредил я, распрямляясь и обхватывая свой стоячий член ладонью.

Простонав в ответ, девушка сама широко развела пальцами свои ягодицы, положив голову на траву, предоставив мне возможность действовать. Приставив головку члена к анусу Уны, я вновь поймал себя на мысли о том, как-же сейчас всё не так, как тогда с той девкой в покосившемся сарае. Направляя ладонью свой член, я сумел осторожно утопить головку в задний проход девушки, медленно раздвигая края сфинктера своей возбуждённой плотью. Сдунув со лба пот, не отпуская члена, свободной рукой я обнял свою Уну под живот, теснее прижимая её к себе.

Слыша сладостные, немного напряжённые девичьи стоны, ощущая огромную ответственность, я проникал членом в девичий задний проход, не торопясь и крайне осторожно. Было немного больно, волнительно и ужасно приятно. Сфинктер девушки нехотя пропускал меня вперёд, плотно сжимаясь вокруг моего члена тугим кольцом.

Решив, что самое сложное уже позади, я обхватил ладонями бёдра девушки-волчицы и подался вперёд, сосредотачиваясь на своих ощущениях. Мне хотелось вновь и вновь проникать внутрь прямой кишки этой девушки, чувствовать волнительную упругость её попки, слушая сладостные надсадные вздохи болезненного наслаждения.

Когда моя мошонка коснулась половых губ Уны, я остановился, дав девушке передохнуть и осознать новые для себя ощущения.

— Мой спаситель, продолжай… — выдохнула она, отпустив свои ягодицы и уперевшись локтями в землю, повернув ко мне мокрое, красное, но такое счастливое и довольное лицо.

Уже чуть быстрее поддавшись назад, я вновь вошёл в девичью попу, и ещё раз. Более не испытывая особого затруднения, я раз за разом достигал конца пути и повторял всё сначала. Мой член пылал огнём, я его уже почти не чувствовал, но чувствовал наслаждение Уны, её страсть. Отдавшись страсти без остатка, она сама принялась поддаваться навстречу мне, стукаясь ягодицами в мой пах.

И так раз за разом, перекрикивая друг друга, распугивая окрестную живность, мы вдвоём достигали конца. Чувствуя скорый взрыв, я вошёл в попку Уны до самого конца, плотно прижав её ягодицы к своему паху, чуть задержался и взорвался фонтаном жгучего семени. Громко выкрикнув, девушка уронила голову на руки, теснее прижимаясь ко мне ягодицами. Ощущая влагу и то, как меня всё ещё продолжают покидать силы, я закрыл глаза, тяжело дыша, слушая стрекотание кузнечиков.

— Мой спаситель, ты подарил мне весь мир, всего себя — томно прошептала Уна, счастливо улыбаясь.

— А ты мне себя — в сердцах ответил я, осторожно, наслаждаясь последними мгновениями волшебства, ответил я, вынимая свой член из мокрого ануса девушки.

Несколько капелек спермы, чистой, а не буроватой, как у той девки из сарая, вытекли из ануса Уны и искрясь упали на траву. Бережно обтерев анус девушки пальцами, я нежно поцеловал её в ягодицу, ощущая себя самым счастливым человеком во всём этом лесу…

— Ты останешься со мною? — спустя час спросил я, смотря в глаза девушке, чертя сорванной травинкой по её обнажённой груди замысловатые узоры.

— Мой спаситель, когда мой народ станет свободен, я пойду с тобой хоть на край земли — ответила Уна, беря в руки мою ладонь и прижимая её к своей щеке.

От счастья мне захотелось плакать.

* * *

Спустя несколько часов, держась за руки, как любовники, которых объединяет общая тайна, мы прошагали поле и углубились в очередной лес. Держа за руку Уну, обнажённую и прекрасную, я очень жалел, что никто кроме лесных зверей не может видеть нас и позавидовать моему счастью.

— Мы уже близко — шепнула мне девушка, когда вечернюю тишину леса нарушили крики первых ночных птиц.

Сейчас читают:

Неожиданно деревья расступились, мы вышли на довольно большую лесную поляну. Тут и там из-за травы проглядывали полусгнившие брёвна, вероятно, давным-давно здесь и располагалась деревня, в которой и жил народ Уны. Десятки пар глаз неотрывно следили за нами. Волки, а их было не меньше двух дюжин, самых разных размеров и цветов, наблюдали за нами, сидя кто где: под брёвнами, в кустах, в густой траве. Я остановился в нерешительности.

— Не бойся, они не тронут тебя — девушка сжала мою ладонь.

— Братья и сёстры! Я привела спасителя, человека, который сделает нас свободными! — громко прокричала Уна, воздев руки к небу.

Волки вышли из своих укрытий, обступили нас кольцом, подняли кверху морды и протяжно завыли, приветствуя Спасителя.

* * *

— Пора — произнесла девушка, подняв глаза к потемневшему небу.

Бродившие вокруг нас волки вновь обступили нас, усевшись на землю.

— Мой народ! Проклятые в веках! Лишь только кровь последней девственницы сольётся с семенем Спасителя — так обретёте свободу вы! — громко провозгласила Уна, оглядывая своих соплеменников.

Волки подняли морды и протяжно завыли на вышедшую из-за верхушек деревьев, полную луну.

Было ещё достаточно светло, лишь удлинились тени у ближайших деревьев, но меня сковал жуткий страх.

— Пора — повторила Уна.

— Это тебе больше не понадобится — со странной улыбкой добавила девушка, взяла у меня из рук ружьё и забросила его в густую траву.

— Ты помнишь, что надо делать — шепнула она мне и легла на землю, на спину.

Смотря на меня снизу вверх, чуть развела ноги, разведя пальцами половые губы, обнажив своё розовое нутро. Странное дело, но я почти не ощущал полового влечения. Я объяснял это присутствием хищников, и что самое главное — я почувствовал необъяснимый холод, исходящий от Уны.

Я постарался отогнать от себя эти мысли и подумал о том, что сейчас я в полной мере обрету эту девушку, сделаю её своей, спасу её народ и мы будем вместе. Это немного успокоило меня. Член едва ожил, уперевшись в ткань штанов, но этого явно было недостаточно. Скинув с ног сапоги, размотав портянки, я постарался отрешиться от всех посторонних мыслей.

Расшнуровал тесёмки штанов, скинул и их. Дёргая рукой свой полувялый член, смотря сверху вниз на распластанное тело Уны, я старался не обращать внимания на присутствие стаи серых хищников.

— Хочешь, я тебе пососу? — нахмурившись, проговорила девушка, приподнимаясь на локте.

— Не надо… Лежи — процедил я, опускаясь на колени, усаживаясь сбоку от Уны.

Продолжая терзать ладонью свой пенис, я оглядел такое прекрасное и доступное, с чуть разведёнными ногами, тело девушки, лежащее рядом со мною. Протянув свободную руки, я ощутил под ладонью возбуждающее щекотание лобковых волос Уны, таких возбуждающих и приятно густых.

Поводив ладонью по лобку девушки, под внимательными волчьими взглядами, я просунул палец между половыми губами Уны, ощущая страстную влагу. Чуть задержал руку, подвигав пальцем. Девушка вся текла, терпеливо ожидая продолжения, внимательно смотря на меня. Предвкушая, как вместо пальца совсем скоро, в этой мокрой зовущей и возбуждённой промежности окажется мой член, я ощутил прилив силы. Мой пенис, трепеща, ощутимо восстал. Уна подняла руку и не спуская с меня глаз, принялась массировать мой член, осторожно поглаживая пальцами головку.

Уже двумя руками, жадно и трепетно, я принялся блуждать по телу девушки. Обхватывая ладонями груди девушки, теребя пальцами её соски, смотря в её зелёные глаза, я уже видел её своею женщиной. Мы жили в моей лесной избушке, вдали ото всех, растили двоих детей, мaльчика и девочку, и всё у нас было хорошо…

— Сделай это… — прошептала девушка, вернув меня в реальность, подняв ноги и шире раздвинув колени.

Перебравшись и устроившись между разведёнными ногами Уны, я подался вперёд, нависая над девушкой всем своим весом. Странно, но в этот момент я почти не испытывал никакого предвкушения, напротив, меня сковал страх. Когда Уна ещё выше задрала свои конечности и положила их мне на плечи, я дёрнулся всем телом, словно желая отстраниться и бежать с этого места как можно дальше.

— Смелее… Спаситель… — прошептала девушка-волчица, холодно улыбаясь, ногами прижимая меня к себе.

Уперевшись одной рукой в землю, второй я обхватил свой член, уже почти касающийся головкой разведённых половых губ Уны. Ещё миг, и головка ткнулась во влажную, жаркую плоть. Уна повела бёдрами, мой член сам собой скользнул головкой между девичьими лепестками, готовый к дальнейшему движению.

Девушка тяжело задышала, призывно смотря на меня, и я решился. Качнув бёдрами, с ногами Уны на своих плечах, я ощутил головкой своего пениса нарастающую влагу. Член юркнул девушке между ног, вырвав сладостный стон с её губ. На миг задержавшись, я вновь подался вперёд, ощущая мягкую преграду.

— Уна, сейчас тебе будет немного… — забормотал я, словно извиняясь.

Не слушая меня, девушка выгнулась подо мною, ухватила меня за мою охотничью куртку и потянула на себя.

Член легко преодолел нежную преграду, ворвавшись в лоно девушки-волчицы. Не испытывая более препятствий, я вошёл в Уну до упора, не понимая, какие чувства я при этом испытываю. Уна гортанно выкрикнула, сняла с моих плеч ноги и обхватила руками мою шею, вжимая меня в себя.

Поддавшись напору Уны, я принялся остервенело, тяжело дыша, буравить своим членом лоно девушки. Я никогда ещё не встречал такого упругого, сладостного влагалища. Мой член скользил в нём легко, стенки девушкиной девственной дырочки плотно обхватывали его, даря мне неземные ощущения. Уна легко перенесла естественную боль, теперь она уже самозабвенно, расслабив бёдра, получала удовольствие, оглашая воздух протяжными вздохами наслаждения.

Повернув голову, я чуть было не лишился чувств. Люди, мужчины, женщины, молодые и старые, голые, грязные, длинноволосые, вставали с колен, оглашая округу нечленораздельным гомоном, поднимая кверху руки, сжимая кулаки. По верхушкам деревьев пронёсся ветер, оглушительно закричали ночные птицы.

Отвернувшись от пугающего зрелища, я принялся обильно изливаться в лоно девушки, крича с нею в унисон, ещё быстрее задвигав бёдрами. На миг мой член выскочил из влагалища Уны, орошив её пушистый чёрный лобок потоками спермы. Девушка, помогая себе рукой, ловко вернула его на место, не обращая внимания на тоненькие струйки крови, струящиеся между её половыми губами.

Мой член продолжал пульсировать, наполняя лоно Уны своим содержимым. Девушка перестала стонать, протяжно закричала. Ухватила меня руками за шею, скрестила ноги на моей спине, притянула меня ещё ближе к себе и страстно поцеловала в губы…

Меня обступила темнота, я словно бы провалился в неё, а когда тьма рассеялась, Уна оттолкнула меня от себя. Не ожидав такого, я уселся голой задницей на землю, мой мокрый, всё ещё извергающий остатки спермы, член, сиротливо свесился книзу. Стало ужасно обидно и горько, словно бы мною попользовались, вытерли мною жопу и выбросили за ненадобностью. Но то, что произошло в следующую минуту, оказалось в тысячи раз печальнее и горше.

* * *

— Уна?! Что со мною происходит?! — в ужасе прокричал я, вставая на колени, ощущая во всём своём теле странное покалывание.

Девушка ловко встала на ноги, просунула ладонь себе между ног, утопив пальцы во влагалище, в котором я только что был. Вынула руку, показав окровавленную ладонь своим соплеменникам, всё также стоящим по кругу от нас.

— Братья и сёстры! Отныне и навсегда вы свободны! — выкрикнула Уна, потрясая ладонью и сжимая её в кулак.

Ответом ей был хор одобрительных человеческих голосов.

Взглянув на свои руки, я увидел клочки чёрной шерсти, проступающие на тыльных сторонах ладоней. Вытянулись ногти, сами собою изогнулись пальцы.

Поднеся ладонь к лицу, Уна-волчица с наслаждением обмазала лоб, щёки своею кровью и моею спермой, облизала пальцы. Запрокинув голову, провела ладонью по шее, оставляя на коже бледно-красные следы. Обмазала голые груди, коснувшись живота. Под одобрительный рёв толпы, лёгкой походкой направилась к зарослям травы, в которые совсем недавно забросила моё ружьё.

Вокруг почти стемнело, лишь полная луна освещала происходящее.

Дико взвыв от резкой боли в спине, истошно крича, я принялся кататься по земле, срывая с себя охотничью куртку. Минутой спустя, когда адская боль сменилась странным жжением, я вытянулся на земле, не понимая, почему я теперь вижу почти также хорошо, как и днём.

— Убирайся отсюда и никогда больше сюда не приходи! — закричала Уна, направляя на меня дуло ружья.

— Уна!!! Что происходит?! Почему ты так со мной… — не своим голосом прокричал я, не сумев закончить — из моего горла вырвался странный хриплый рык.

Не веря в происходящее, я почувствовал, как моё лицо разрывается на части. Спустя миг в поле моего взгляда возник чёрный конус с чёрным круглым носом на конце.

— Знаешь, сколько раз твои сородичи угрожали мне этим?! — гневно выкрикнула девушка, выставив вперёд голую ногу, направляя на меня ствол ружья.

— Братья мои! Забейте его камнями — добавила Уна, выстрелив в воздух.

Такого громкого звука выстрела я никогда прежде не слышал. Никогда, когда я был человеком. Не дожидаясь худшего, я побежал, с непривычки пошатываясь, работая всеми четырьмя лапами. Почувствовав боль и жжение в области копчика, я огласил лес оглушительным, жалобным воем и понёсся быстрее, не разбирая дороги, через кусты и бурелом…

Конец второй части.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.