В рабстве у фетишиста

0 0

Эротическая история «В рабстве у фетишиста» от нашего читателя.

Меня зовут Анна. Мне тридцать пять лет, я мать двоих детей, замужем. Прошёл ровно месяц, как закончился тот кошмар, в котором я побывала. Но всё началось месяца четыре тому назад, в тот день, когда меня продали в рабство…

* * *

Рабочий день подходил к концу. Я работала секретаршей в небольшой частной юридической фирме. Прозвучал телефонный звонок. Не знаю почему, наверное это было предчувствие, но я сразу почуяла что-то недоброе.

— Добрый вечер! Фирма «Смирнов и партнёры» — я сняла трубку.

— Сергея Петровича позови — рявкнул на том конце провода хриплый бас.

Я удивилась. Со мной ещё никогда не разговаривали в таком тоне. Хмыкнув, я переключила звонок на аппарат босса.

Кабинет шефа находился за полупрозрачной стеклянной перегородкой.

— Да, да, я обдумал ваше предложение… Двести тысяч? Нет, давайте триста… Да! Я согласен! Я сейчас её направлю… — я прислушивалась к разговору, наблюдая за неясным очертанием начальника в толстом стекле, кажется, он сам бросал взгляды в мою сторону.

Закончив разговор, Сергей Петрович вышел из двери своего кабинета и вошёл в мою. Подошёл к моему столу, положил на стол увесистую папку.

— Анна, ты сейчас домой, передай, пожалуйста, эту папку нашему заказчику… Тебя встретят возле офиса — босс выглядел взволнованным, я ещё никогда не видела его в таком состоянии.

Кажется, он избегал смотреть на меня.

— Хорошо, Сергей Петрович, я всё сделаю — я чуть привстала, беря папку в руки.

Шеф, в лёгком замешательстве, вышел из моего кабинетика, а я, собрав сумочку, с папкой в руках, поспешила домой.

* * *

Выйдя из дверей офиса, я направилась к автобусной остановке, попутно размышляя о том, кто и где меня встретит. Когда я проходила мимо роскошной иномарки, припаркованной неподалёку, открылась пассажирская дверь.

— Вы от Сергея Петровича? Присаживайтесь… — услышала я вкрадчивый мужской голос.

Порадовавшись тому, что теперь я наконец-то смогу спокойно поехать домой, я впорхнула в полутёмный салон автомобиля…

* * *

Что было дальше, я точно не помню. Помню прилично одетого молодого человека, сидевшего рядом со мной, бритый затылок водителя и кого-то ещё, на переднем сиденье. А потом я ощутила платок или тряпку со сладковатым запахом на своём лице… И больше ничего не помню…

Очнулась я в полной темноте, с руками, связанными за спиной. Ноги мои также были связаны в районе щиколоток. И так начался мой трёхмесячный кошмар.

* * *

Сколько я так просидела, я точно не знаю, но не меньше часа. Руки и ноги полностью затекли и онемели. И вдруг показался яркий свет — открылась дверь. Я зажмурила глаза, а когда открыла их вновь — передо мной стояли два амбала, гнусно скалясь. Я не успела сказать ни слова, как один из них резко поднял меня на ноги, грубо ухватив за плечо.

Второй, в свою очередь, развязал мои руки и ноги.

Мне казалось, что это всё происходит не со мной. Я аккуратная, ухоженная, чуть полноватая блондинка, примерная жена и мать. С мужем у меня отличные отношения, в том числе и сексуальные. Регулярный секс во многих позах, спереди и сзади, вот только в попу мы не занимаемся, и я ни разу не брала в рот его член. Не моё это. И уж точно меня ни разу не похищали.

Не говоря ни слова, быки вытолкали меня из моей темницы, и, без лишних слов, под руки повели по коридору.

Что это за коридор? Что это за картины висят на стенах? Мне не было дела до этого, равно как и до роскошного интерьера. Меня занимало лишь одно — что происходит и что будет дальше.

На ватных ногах, дуболомы втолкнули меня в большой роскошный зал и встали по обе стороны от меня. Весь пол зала покрывал густой, тёмный ковёр, в центре зала, на мягком красном кресле, восседал импозантного вида пожилой полный человек, с седыми усами и такими-же седыми волосами, в руках, увенчанных перстнями, он держал рукоятку дорогой трости, опираясь её на пол.

Всем своим видом он напоминал мне барона или миллионера из романов, которые я любила читать перед сном.

Человек вперил в меня свой немигающий зелёный взгляд, и я почувствовала, как подо мной закачался пол.

— Подойди сюда — вдруг резко пророкотал его голос, и я ахнула — это был тот самый голос звонившего!

Как во сне, помимо своей воли, подталкиваемая в спину одним из верзил, я подошла к человеку и застыла пред ним, как куропатка перед удавом.

— Кто я такой, тебе знать незачем. А кто ты — я знаю, ты — мой товар. Товар для изысканного покупателя! — вновь пророкотал ужасный голос и зашёлся в зловещем хохоте.

Тут я не выдержала. Свет померк перед моими глазами, и я провалилась в спасительную темноту… Боже…

Очнулась я от того, что один из верзил похлопывал меня ладонью по щекам, второй, в свою очередь, поддерживал меня за плечи в горизонтальном положении.

— Отпусти её, она крепенькая — как сквозь вату, до меня донёсся голос «барона», держащие мои плечи руки разом отпустили меня.

Слегка покачиваясь, я вновь стояла перед креслом грозного хозяина.

— Какая ты вся нежная, пугливая — участливо проговорил мужчина, чуть поддавшись ко мне, опираясь руками на рукоятку трости.

— Как тебя зовут? — участливо спросил он, обжигая меня зелёным взором.

— Аня… — против своей воли прошептала я, вероятно, взгляд этого человека оказывал на меня гипнотическое воздействие.

— Да я знаю, я всё про тебя знаю — улыбнулся мужчина.

— Зачем вы… похитили меня? — осмелела я.

— Я тебя не похищал, я тебя… купил! Я, видишь ли, люблю изысканные развлечения, эксперименты… Я человек состоятельный, я могу себе это позволить… — я не дослушала, начав вновь проваливаться в темноту.

— Сними блузку! — требовательный приказ вернул меня в реальность.

Глотая слёзы, я отрицательно замотала головой.

На мои плечи легли тяжёлые лапы одного из бугаёв, седовласый господин мягко улыбнулся.

Дрожащими пальцами, я расстегнула пуговицы белой блузки, обнажив белый лифчик. Верзила, стоявший справа от меня, услужливо снял с меня блузку и передал её своему товарищу. Я стояла перед креслом таинственного человека в синей юбке, чуть ниже колен, чёрных туфельках и белом лифе, нервно ломая пальцы. В полной тишине зала слышался лишь звук моих хрустящих костяшек и моё прерывистое дыхание.

Опираясь на трость, мужчина поднялся со своего трона и подошёл вплотную ко мне. Я почувствовала запах дорогого одеколона и ощутила новую порцию страха.

— Подними руки вверх — тихо приказал он мне, чуть стукнув тростью по полу.

Мне показалось, что я ослышалась. Всё это напоминало мне какой-то чудовищный медицинский осмотр. Если бы я только знала, через что мне предстоит пройти в дальнейшем…

Я чуть приподняла вверх руки, почему то думая о том, как давно я пользовалась дезодорантом.

— Выше! Руки распрями и вверх вытяни! — грозно пророкотал усатый, сверкнув зелёными глазами.

Дрожа от страха, я повиновалась.

— Вот так и держи — грозный человек приблизил своё лицо к моей правой подмышке и вперил в неё внимательный взгляд.

Что он там хотел углядеть, я тогда ещё не понимала, ловя себя на мысли о том, что в последний раз я брила подмышечные впадины дня три-четыре тому назад, и уже сейчас там были заметны коротенькие, тоненькие светленькие волоски.

— Хорошо — хмыкнул он, оторвавшись от моей второй подмышки, — А теперь снимай юбку и трусы.

Я стояла чуть жива, продолжая держать руки кверху. От этих слов моё сердце было готово выскочить из груди. Мужик буравил меня своими зелёными глазами, я старательно смотрела в пол.

— Послушай, детка — мой мучитель уселся в кресло и закурил сигару, — Хочешь ты или нет, но тебе всё равна придётся подчиниться…

— Да опусти ты свои руки! — рявкнул он, окутывая себя ароматным дымом.

От неожиданности, я подпрыгнула, опустила руки и вытянулась по стойке смирно.

— Ну так вот — продолжил незнакомец, затягиваясь дымом, — Сейчас ты разденешься донага, я тебя осмотрю, а потом расскажу тебе, почему и для чего я всё это затеял.

Я не проронила ни слова.

— Раздевайся, а не то мои мaльчики тебе помогут — один из амбалов за моей спиной одобрительно крякнул.

Покраснев как рак, я ухватилась трясущимися пальцами за боковую молнию юбки.

Я всегда была весьма стеснительна. И не только из-за своей небольшой полноты. Такой уж я человек. В нашу с мужем первую брачную ночь, я раздевалась в почти полной темноте, а при свете дня я разделась перед ним лишь спустя полгода после свадьбы.

А тут мне под страхом расправы приказывали раздеться догола перед тремя незнакомыми мужчинами!

Глотая слёзы, я справилась с молнией, юбка услужливо упала к моим ногам.

Теперь меня скрывали лишь белые трусики и такой-же белый лиф, не считая колготок и туфель.

— Переступи через юбку и сними туфли — внёс коррективы мой мучитель.

Я переступила через юбку, сделав шажок в сторону.

Седовласый господин оглядел меня с ног до головы, чуть задержав взгляд на массивных чашечках лифчика и оглядел мои ноги, обтянутые прозрачными, тоненькими колготками. На моих белых трусиках также остановил свой взгляд, довольно цокнув языком.

Я с ужасом ждала, что он скажет дальше.

— Ну, продолжай раздеваться — как-бы между делом произнёс он и вновь принялся сосать свою сигару.

Вот так вот, просто и понятно, «продолжай раздеваться».

Чуть постояв, я присела на корточки, расстегнув застёжки туфель. Коленки оглушительно хрустнули, в тишине зала это прозвучало как выстрел. Я сняла туфли и распрямилась. Хозяин положения чуть сощурился и одобрительно кивнул. Я ухватилась за резинку колготок, и, пылая жаром, сняла и их. Мои пальчики потонули в густом ворсе ковра. Последние мои женские прелести закрывали лишь белые трусики и лифчик.

— Зачем… зачем вы это делаете? — пролепетала я, обхватывая себя руками.

— Скоро я всё тебе объясню. Продолжай — человек поторопил меня движением руки.

Мои руки отказывались слушаться, я не могла переступить через себя.

— Андрей… — седовласый взмахнул рукой.

В тот-же миг за моей спиной возник один из громил. В следующее мгновение его лапы легли на мои бока, пальцы ухватились за резинку трусиков и сразу-же стащили их до моих щиколоток. Мной овладела ярость. Сама не знаю как, но мне удалось развернуться и залепить негодяю звонкую пощёчину.

Больше мне ничего не удалось сделать. Подошедший на помощь первому второй верзила, заломил мою левую руку, а тот, которого я ударила — правую. Вдвоём, они согнули мне спину, и я так и стояла, задницей к восседавшему на кресле седовласому ублюдку, крича и плача.

— Выебать бы тебя за твоё неповиновение — услышала я позади себя хрипловатый голос, — Вот прям этой штукой — я ощутила на своей ягодице прохладный стальной наконечник трости, — Да только не интересно мне это уже, натрахался я уже за свою жизнь…

— А вот мaльчики не прочь, правда ребята? — сволочи одобрительно загудели.

Моё лицо находилось в непосредственной близости от паха одного из них, повернув голову, я ясно видела его вздувшиеся чёрные брюки.

— Что… вам… от меня… нужно? — прохрипела я, бугаи уж очень сильно заламывали мои руки, не давая мне распрямиться.

— Скоро узнаешь… Ребята, поверните её ко мне.

Амбалы, не давая мне распрямиться, развернули меня в сторону главного. Мой взгляд упёрся в его пах, но, по всей видимости, там было всё спокойно.

— Ещё раз выкинешь подобный фокус — пожалеешь — главарь взял меня за подбородок, приподнимая моё лицо.

— Мальчики, отпустите её.

«Мальчики» отпустили мои руки, я распрямила спину, поведя затёкшими плечами. Осознание того, что я стою перед тремя незнакомыми мужиками без трусов, в одном лишь бюстгальтере, пришло спустя секунды три. Вскрикнув, я закрыла руками промежность.

— Руки! — рявкнул седой и стукнул тростью об пол.

Задрожав, я отдёрнула руки. Я стояла чуть жива, а старый мерзавец подошёл вплотную ко мне, крякнув, присел передо мной на корточки и уставился мне между ног…

Я всегда следила за собой. Волосы на моей промежности короткие, светлые и не очень густые. Я регулярно брила их там, оставляя лишь чуть заметную светлую полосочку. На половых губах их у меня и без того почти нет.

Также я тщательно следила за своими ногами, орудуя бритвой и пеной не реже одного раза в три дня.

— Неплохо, неплохо — толстяк провёл ладонью по моим гладким ногам.

— Ну, последний штрих — сумасшедший распрямился, — Подойди к моему креслу, встань на колени, руки и грудь положи на кресло…

— Нет… Нет!!! — я отчаянно замотала головой, и в тот-же момент седой посторонился, и я ощутила сильный толчок в спину.

Я плюхнулась на колени перед самым креслом, амбал-Андрей вжал моё лицо в красную седушку. Ощутив тошнотворный запах плоти хозяина этой комнаты, вперемежку с запахом натуральной кожи, я ощутила позывы к рвоте, а подошедший сзади главарь раздвинул пальцами мои ягодицы.

— Ты, я вижу, никак не поумнеешь? — его палец прикоснулся к моему анусу.

Я затаила дыхание, ожидая самого страшного.

— Как я и думал — ничего нет… Одевайся — он чуть шлёпнул меня по ягодице.

Воя от стыда и ужаса, я вскочила на ноги и кинулась к куче своей одежды, лежащей на полу неподалёку.

— Видишь ли, меня привлекают женщины с… волосами, в самых разных местах — старый подонок вновь уселся в своё кресло и закурил новую сигару.

Глотая слёзы, я натягивала трусы.

— С волосами у тебя не очень, но это только пока — урод засмеялся, подавившись дымом.

— Ты пока побудешь у меня, некоторое время… Стоп!!! Совсем забыл! Подойди-ка сюда… — он стукнул тростью по полу.

Я застыла, не успев до конца натянуть колготки. Придерживая колготки руками, подковыляла к креслу.

— Грудь покажи — его приказ прозвучал как что-то само собой разумеющееся.

Без эмоций, как робот, я завела правую руку за спину и, открыв замочек лифа, вывалила свои груди.

Груди у меня большие, сочные. Почти четвёртый размер. Соски тёмные, крупные, ореолы вокруг сосков ярко-розовые. И конечно-же никаких волосков. Я северянка.

— Иди, одевайся — махнул рукой «купец».

Я поспешила исполнить его приказ.

— Ну так вот, ты пока поживёшь у меня… Месяц, может быть два… Потом я тебя отпущу, может быть даже денег дам… — от последних слов мне стало ужасно гадко, чувства стыда уже не было.

Почти одевшись, я заозиралась в поисках блузки. Последнюю деталь моего гардероба подал мне тот самый Андрей.

— Ну, веди её в её апартаменты — обратился мой похититель к Андрею…

— Лучше бы я южанку купил… — услышала я голос главного, когда Андрей, держа меня под локоть, открывал передо мной дверь…

* * *

Андрей привёл меня в небольшую, но чистую и хорошо обставленную комнату, в которой я и прожила последующие три месяца.

В комнате была кровать, два кресла, си-ди проигрыватель с дисками, много книг. Туалет и душ. Только вот в комнате не было окна, радио, компьютера и, естественно, телефона. А в душе — ножниц и бритв, ничего такого, чем можно резать, подстригать и брить. Или убить.

И везде где только можно и нельзя, были понатыканы видеокамеры.

И вои так потянулись три месяца моего заточения и унижения…

* * *

Еду мне доставлял три раза в день тот самый Андрей или другой прислуживатель, имени которого я так и не узнала.

А раз в три дня меня водили на унизительный осмотр в зал к главному. Впрочем, спустя две недели, у меня пропало чувство унижения и стыда.

Я просто спокойно раздевалась донага, показывала хозяину подмышки, промежность, грудь и ноги. Вставала на колени, клала грудь и голову на красное кресло, разводила руками ягодицы и демонстрировала мужчине кружочек ануса.

Вокруг сосков и вокруг ануса за все три месяца у меня не прибавилось ни волоска, а вот в промежности и в подмышках спустя месяц у меня выросла целая светлая роща. Да и на ногах образовался целый реденький лесок.

Всё это безумно радовало моего таинственного фетишиста. При осмотрах у него радостно блестели глаза, он даже просил у меня разрешения погладить мои лобковые волосы или провести своей щекой по моей волосатой ноге.

Иногда, разглядывая меня, вытаскивал из штанов свой член и с наслаждением мастурбировал. Но меня не домогался и к сексу меня не принуждал.

И вот как-то раз, когда я обросла волосами как обезьяна, так, что вовсю топорщились трусы, из подмышек волосы торчали во все стороны, а ноги напоминали ноги мужика, меня вновь привели на осмотр.

Мой таинственный фетишист, имени которого я так и не узнала, был одет как при параде, в элегантный белый костюм и галстук-бабочку.

Когда Андрей ввёл меня в зал, мой фетишист встал со своего кресла, приветствую меня.

— Анна, присаживайся, пожалуйста — он указал на кресло, стоявшее напротив его.

Это было странно, раньше второго кресла там не было. Поблагодарив, я села, сведя колени вместе. Я была одета как и в тот день, когда я сюда попала: туфли, колготки, юбка и блузка.

— Сегодня я тебя отпущу — проговорил он, — Жаль, конечно, но ничего не поделаешь.

Моё сердце затрепетало от радости. Нет, к постоянным унизительным осмотрам я уже привыкла, даже привыкла к своему заточению, но я была оторвана от мира, от семьи… Находилась в полной социальной изоляции.

— … попрошу тебя раздеться — долетел до меня голос моего фетишиста.

— Пожалуйста, разденься ещё раз, полностью, и встань передо мной — повторил он.

Теперь уже для меня это было пустяковым делом. Я встала со своего кресла, расстегнула пуговицы блузки, потянула за молнию юбки, сняла её. Разулась, стянула колготки, ухватилась пальцами за резинку белых трусиков.

— Стой, стой! Подожди! — седовласый вскинул руку, устремив взгляд на мои трусы.

Белая ткань трусов выпирала плотной подушечкой, из-под тканевого треугольника в разные стороны лезли светлые пряди лобковых волос.

— Оставь пока так, снимай верх — его брюки вздыбились в районе паха.

Я сняла блузку и лиф. Привычно подняла вверх руки. Из-под подмышек выскочили кусты таких-же светлых, длинных волос.

— Какая ты… настоящая… — прошептал фетишист, засовывая руку под ремень своих брюк.

— Приспусти немного трусики… — прошептал он, надрачивая член в своих штанах.

Я подчинилась. Не опуская правую, левой рукой я стянула трусы до середины бёдер, оголив светлые заросли лобковых волос.

— Поиграй, поиграй с волосиками… — заикаясь, смахивая со лба пот, прошептал мужчина.

Я провела пальцами по волосам, чуть потянула их, скрутила жгутик. Мужчина, тяжело дыша, продолжал мастурбировать невидимый мне член.

Я пропустила волосы между пальцами, сжала кулак, поскребла пальцами кожу лобка. Фетишист, не отрывая глаз от сего действия, застонал, продолжая гонять «лысого».

Я вошла во вкус, никогда ещё я себя не запускала до такого состояния небритости. Мне стало интересно самой. Я ухватилась рукой за свою поросль и с силой потянула руку вверх, обнажая половые губы. Мой наблюдатель застонал громче, судорога прошла по всему его телу, он откинул голову назад и замер. На его белых брюках расплывалось большое, светлое пятно…

* * *

Минут через пятнадцать, Андрей привёл меня в мою комнату. На мне были лишь трусы и лифчик. Пока мы шли, мой конвоир ввёл меня в курс дела…

Перед моим вызволением оставалась одна небольшая мелочь…

Я сняла трусы и легла спиной на кровать, подняв и широко разведя ноги в стороны. Андрей достал из кармана небольшой пакетик и маленькие маникюрные ножницы, пристроился между моими разведёнными ногами и принялся осторожно, не спеша, состригать мои «джунгли». Работал он достаточно долго, а я думала о том, как-же я изменилась за эти три месяца.

Когда с промежностью было закончено, я подняла голову и не смогла сдержать улыбку: тут и там виднелись кустики волос, разной длины и густоты.

Мой «парикмахер» собрал полный пакет моих лобковых волос. Я подумала о том, что сейчас он займётся моими подмышками, но нет. На этом всё и закончилось. Но нет, ещё не всё.

* * *

Андрей подал мне мои трусики. Не вставая с кровати, я подняла ноги, приподняла попу, свела ноги вместе, готовясь надеть трусы, и тут почувствовала горячий, влажный язык на своей задней дырочке. Кончик языка щекотнул мой анус, ещё и ещё.

— Папа любит волосы на женском теле, а я люблю их попы — проговорил Андрей и совсем уж бесстыдно заработал языком и губами, разводя пальцами мои ягодицы.

Сколько продолжалось это бесстыдство, я точно не помню. Помню только, что между ног у меня стало мокро… я никогда ещё не испытывала такого блаженства в своей задней дырочке… и помню опять же тряпку или платок на своём лице, темнота… и больше ничего не помню.

* * *

Очнулась я у себя дома на кровати. В одном лишь лифчике. Напротив меня, на стуле сидел мой муж, глядя на меня ошарашенным и непонимающим взглядом.

Из его сбивчивого рассказа я поняла, что когда раздался звонок в дверь, муж открыл и увидел меня. Я стояла в дверях, словно пьяная, опустив голову, а в руке сжимала пачку стодолларовых банкнот…

— Дорогой, будь добр, лизни, а? — не дослушав, я подняла ноги, согнула их в коленях, пальцами развела ягодицы, обнажая анус, бесстыдный и зудящий…

Вам также могут понравиться