Тебе с ней ничего не светит

0 1

«Тебе ничего с ней не светит, успокойся».

Дэн похлопал по плечу изумленного Майка.

– Но как ты…

– А то я не вижу, как ты на нее смотришь. Будто съесть готов. Кстати, про съесть. Обедать-то идем?

Майк бросил взгляд на часы: до конца обеденного перерыва всего двадцать минут.

– Да, идём.

В столовой Майк решил разговорить Дэна. Раз уж все равно догадался.

– Да ладно тебе, каждый новенький через это прошел. Что они только не придумывали. И цветы дарили, и в кино звали. Как скала. У нее принцип: никаких отношений на работе. Один даже уволиться хотел, но вовремя остановился. Понял, что ему даже тогда ничего не светит. Потом правда все равно в Кельнский филиал перевелся.

Майк разочаровано посмотрел через два стола. Там как ни в чем не бывало сидела Эмма, специалист по подбору персонала и предмет его страсти. Она перебирала фарфалле, одновременно листая ленту новостей. Наконец она встала, поставила почти поднос с почти полной тарелкой и направилась к выходу. Сегодня на ней была белая блузка, обтягивающая аккуратную небольшую грудь, черные брюки до середины икр и белые кеды. Неудивительно, что она такая хрупкая и худенькая, подумал Дэн, совсем ничего не ест. И тут же представил, как обнимает Эмму за тонкую талию, рука сползает чуть ниже и хватает крепкую как орех попу…

Отогнал от себя эти мысли. Еще работать и работать.

В тот вечер Майк засиделся допоздна. Завтра пятница, и, чтобы уйти пораньше, нужно все закончить сегодня.

– А, вы еще тут?

Майк удивленно оторвался от экрана компьютера. В дверях офиса стояла Эмма.

– Нужно до конца недели заполнить вот эти формы, – она подошла к его столу и положила целую пачку бумаг, – это для корпоративной машины.

– Эм… Эмма то есть фрау Ратьен, у меня уже есть машина, я попросил вместо этого оплатить мой переезд.

– А вот как, – холодно ответила Эмма, – хорошо, я перепроверю.

И направилась к выходу.

– Подожди… те. Можно спросить, почему вы еще в офисе?

– Много работы, – Эмма пожала плечами, – на следующей неделе начинается мой отпуск.

– Понятно. Извините за любопытство.

– Ничего. А вы почему еще здесь?

– Я завтра хочу уйти пораньше, еду навестить родителей. Я надеюсь, у меня не будет из-за этого проблем?

Майк подмигнул.

– Ну отчего же. У вас после всего двух месяцев работы уже двадцать часов сверхурочных. Вполне можете себе позволить уйти чуть раньше.

– А откуда вы это знаете?

К его удивлению Эмма замялась.

– Нуу… Это же моя работа.

На ее бледных щеках проступил едва заметный румянец.

Майк удивился еще больше.

– Интересно. А что еще вы обо мне знаете?

– Михаэль «Майк» Земмер, 32. Холост. Программист. Родом из Берлина. Получил высшее образование в Гамбурге, затем два года проработал у нашего главного конкурента в Мюнхене. Водит BMW первой модели, хотя мог бы себе позволить и мерседес. Тренируется трижды в неделю…

– Но откуда?

– Повторюсь. Это моя работа.

– Шпионить за сотрудниками?

Теперь Эмма не торопилась уходить.

– Шпионить? Я вас неоднократно видела в корпоративном фитнес-клубе.

Майк встал из-за стола, подошел к окну.

– Я тренируюсь у частного тренера по боксу, в корпоративный фитнес не хожу.

Эмма скрестила руки на груди. Майк опустил взгляд и увидел, как беспокойно вздымалась и опускалась ее грудь. Он сделал шаг вперед.

– Ну хорошо. Ваш тренер – мой хороший друг. Я навела справки.

– Это тоже часть работы?

– Еще шаг вперёд.

– Ну… Не совсем.

Майк уже у своего стола.

– А как же тогда это объяснить?

Еще шаг, и теперь он стоял рядом с Эммой. Та явно колебалась, но не двигалась с места.

– Хотя… – Майк вытянул руку и положил ее на талию коллеги, – я совсем не против.

Мягко притянул Эмму к себе. Та все еще сомневалась, но не стала сопротивляться.

– Нет, Майк, то есть Герр Земмер, это не в моих правилах.

Майк притянул Эмму еще сильнее и поцеловал прямо в губы. Она застыла на секунду, но потом ответила на поцелуй и пустила его язык в свой ротик. Эмма неловко обняла Майка в ответ. Тот, не прекращая страстного поцелуя, чуть отстранился и стал расстегивать пуговицы на ее блузке. Снял блузку, бросил ее на стол. Через секунду туда же полетел кружевной лифчик. Темно-розовые соски Эммы были так возбуждены, что ими можно было резать стекло. Майк чуть наклонился и захватил один из них губами. Эмма слегка застонала. Запустила руку в его темные волосы.

Он играл губами с одним соском, другой ласкал рукой. То слегка притрагивался к нему внутренней стороной ладони, то мягко сжимал грудь целиком. Эмма стонала и прерывисто дышала. Майк распахнул на груди свою рубашку, расстегнул джинсы. Потом стянул маленькие чёрные брюки с неприступной красавицы. Она осталась в одних кружевных трусиках. Он снова притянул ее к себе и крепко сжал ее попку. Рука скользнула чуть ниже, и он почувствовал, что ее белье уже насквозь мокрое от возбуждения. Майк отодвинул в сторону полоску трусиков и проник в киску сразу двумя пальцами.

Дыхание Эммы сбилось, она застонала и впилась ногтями в плечо Майка. Он настойчиво ласкал ее киску двумя пальцами, а та предательски выдавала возбуждение чавкающими звуками.

Эмма запустила руку в боксеры Майка, обхватила ладонью его колом стоящий член, начала водить ею вверх и вниз.

Майку хотелось всего и сразу. Попробовать ее на вкус, подойти сзади и схватить за волосы, закинуть ее голову назад, и войти в нее в это время, жестко отодрать ее во всех мыслимых и немыслимых позах и кончить ей на живот. Или на спину. Да все равно куда. Майк стал пятиться назад к столу, не вытаскивая пальцы из киски. Второй рукой он снова прижал Эмму к себе, не давай ей отставать. Дойдя до стола, он стянул трусики одним движением, развернул ее и резко нагнул. На секунду остановился, развел в стороны ее ягодицы, чтобы насладиться видом. Ее гладковыбритые мокрые губки только усилили желание поскорее войти в нее. Майк обхватил свой член рукой и решительно вошел.

Эмма снова застонала от удовольствия. Она совершенно не рассчитывала на такое развитие событий, но оно ей определенно нравилось. Напористость Майка, но в то же время нежность не оставили от ее неприступности и следа. Он держал ее за бедра и уверено насаживал на свой член, все увеличивая ритм. Он был так сильно возбужден, что трахал ее все сильнее и быстрее. Наконец Эмма почувствовала, как в ее киске начал, кончая, пульсировать его член. Майк засопел и слегка застонал.

– Извини, прохрипел он. Я так долго этого ждал, что не смог сдержаться. Но я очень хочу, чтобы ты тоже кончила.

Майк вытащил мокрый от ее выделений и спермы член. Эмма поднялась со стола и повернулась к нему лицом. Майк опустил руку вниз и посадил ее на край стола, одновременно разводя ее ноги. Он снова проник пальцами в ее киску, лаская и дразня ее. То ускорял, то замедлял темп, круговые движения менял на поступательные. Он точно знал, что делал, потому что дыхание Эммы становилось все чаще. Она закинула голову назад, вцепилась пальцами в стол так, что побелели костяшки, и наконец задохнулась в сильном оргазме.

Майк медленно вынул пальцы из ее киски и провел ими по ее губам. Эмма приоткрыла рот и захватила его влажные от спермы и ее сока пальцы. Он снова обнял ее, прижимаясь всем телом.

– Какие планы на отпуск? – спросил он. Мы же только начали?

Вам также могут понравиться