Школа послушания. Часть первая

0 0

Эротическая история «Школа послушания. Часть первая».
Школа послушания. Часть первая

Язык рабыни перебирал влажные складки губок Госпожи, временами переходя на клитор и сосредотачиваясь на нежной горошинке. Все так, как любила Хозяйка. Пара владельцев этой рабыни знали, что сучий язык умеет работать быстрее, но сейчас не подстегивали ее. Госпожа приближалась уже к третьему оргазму, и предпочитала получение медленного, тягучего удовольствия, в отличие от сильных и быстрых вспышек первых двух.

Руки мужчины, Господина, умело стимулировали рабыню, заставляя ее держаться между болью и наслаждением. Терзая, выкручивая набухшие от желания соски ее грудей одной рукой, Доминант заставлял сучку изредка мычать и поскуливать. Боль компенсировалась ласками — пальцы другой руки Господина поглаживали, то нежно, то грубо, пизду рабыни. Из дырки текло по бедрам — запах и вид возбужденной киски Хозяйки и опытные руки Хозяина сводили суку с ума! По всему ее телу пробегали волны сладостной дрожи, и, казалось, даже терзаемая грудь приносит уже удовольствие, а не муки. От сдавленного соска по груди начинала разливаться боль, так контрастирующая с удовольствием, поднимавшемся от дырки. .

Конечно, оторваться от обслуживания Госпожи она не смела. За этим Господин наблюдал внимательно, и, если за первый просчет она услышала только грозный окрик, то на следующем обе руки мужчины вернули ее с небес на землю — тело шлюхи пронзила боль от сжавшихся на сосках и половых губах пальцев.

Шлюха была неглупой девочкой, и больше напоминаний ей не потребовалось. Как бы ни было тяжело превозмочь собственные физические желания, она — всего лишь вещь для удовлетворения хозяев. Поэтому оргазм ей положен в качестве награды за усердие. Господа милостивы, сегодня ей разрешили кончить, как раз после третьего оргазма Хозяйки. И эта мотивация была, пожалуй, сильнее любой другой. Пояс верности, который она носила, не позволял ей получать удовольствие нигде, кроме как на сессии у Хозяев.

А задания, которые давали ей Хозяева, постоянно держали ее в возбуждении. Она не видела обычно других снов, кроме эротических. Вернее сказать, порнографических, настолько развратными были ее фантазии.

Каждый вечер, перед сном, по приказу владельцев, рабыня смотрела несколько роликов или порно-фильм. Давно не кончавшая, закованная в пояс верности сука готова была выть от желания! Любой предмет, похожий на член, вызывал волну возбуждения, а трусики приходилось менять несколько раз в день. Но невольно спускающаяся к промежности рука натыкалась на преграду…

И вот сегодня преграда эта была снята, и пальцы обожаемого Господина были в ней! Каких трудов стоило удержаться и не кончить моментально… Но она понимала, насколько серьезным будет наказание, и сосредотачивалась на том, чем должна заниматься.

По красивым стройным ногам Госпожи побежала мелкая дрожь, первый признак приближающегося пика наслаждения. Господин заметил это и чуть ослабил действия рук, чтобы уже не отвлекать рабыню от доведения Госпожи до оргазма.

«У меня самые лучшие, самые потрясающие, самые понимающие Хозяева в мире! Я счастлива быть их вещью!» с благодарностью отозвалось в голове рабыни. (Порно рассказы) Подняв влюбленные глаза чуть выше, она увидела роскошную, большую грудь Хозяйки, которую та ласкала изящными пальцами. Госпожа облизывала и прикусывала губы, дыхание становилось все глубже…

Еще небольшое касание языком клитора — и глубокий грудной стон и плотно сжавшиеся бедра Домины стали рабыне наградой за старания! Буквально через секунды рука Господина целиком вторглась во влагалище суки, а пальцы Хозяйки добавили ощущений, схватив суку за волосы и вдавив между ног.

— Можешь кончить, ебливая блядь!

— уааау, ааа!

Стон дорвавшейся до удовольствия шлюхи перешел почти в визг.

Сбылась мечта — не просто кончить, но и получить так давно ожидаемый фистинг! Сука дрожала всем телом, ерзала на этой руке, то как будто слезая с нее, то двигая тазом, насаживаясь глубже. Не успел стихнуть крик удовлетворенной самки, как два резких, сильных шлепка по заднице кинули ее в новый виток…

Плевок в морду и пара пощечин привели ее в чувство. По щекам, смазывая тушь, текли слезы благодарности, когда она кинулась целовать руки хозяев, попутно слизывая с кисти Господина свои выделения.

— Знаешь, я иногда ей даже завидую. Она, кажется, не кончает, а взрывается, — раздался сверху смех Госпожи.

— Хочешь сама так попробовать? — засмеялся в ответ Хозяин.

— Да ну тебя! Стукну больно! — с шуточной угрозой в голосе ответила Хозяйка.

Рабыня лежала на полу, обняв ноги Господ и старательно вылизывая их, и слушала смех Хозяев. Самозабвенно облизывала пальцы, посасывала их, вылизывала между ними… Переходила с мужских на женские, отмечая, как ухожены и аккуратны и те, и другие…

«Как это здорово, как правильно — принадлежать… Когда я поняла, что должна служить, когда набралась смелости и шагнула от рассказов в Сети к знакомству… когда после серии неудачных попыток мне повезло познакомиться с Ними… ммм… «с утроенным желанием раболепно целовала шлюха пятки Хозяев.

— Ты ей сегодня попользуешься? Или, нечего баловать? — улыбнулась Госпожа, когда Господин поднял ее на руки и усадил себе на колени. — Вон посмотри, с каким чувством ноги лижет, старается.

Протянув руку, Госпожа запустила пальцы в волосы, и рывком подняла сучку вверх, к себе. Строгий, изучающий взор Хозяйки «глаза в глаза» — Хозяйка умеет читать свою вещь и ее желания. Впрочем, читать их несложно — жажда служения, разврата, унижения сквозит в каждом вздохе рабыни.

— Хочется тебе, тварь?

Под этим взглядом сука начинает нервно облизывать пересохшие губы, и пытается спрятать свои глаза. Простой вопрос — но и на него можно неправильно ответить. А за неправильный ответ глупой сучьей башки пострадает неповинная сучья попа. Но правду все равно не скроешь…

— Да, Госпожа, очень хочется… — едва слышно шевельнулись губы

— Не услышала! Каши мало ела, или придуряешься?? Тебе вопрос задали!

— Госпожа, простите меня, дуру! Я… очень сильно…

Ответ был прерван на полуслове плевком в лицо шлюхи и резким тычком вниз. Растирая свою слюну ножкой по всей морде рабыни, Госпожа рассмеялась:

— Конечно, хочет она, еще бы! Когда это твои дырки не хотели, развратное чмо?

Остатки макияжа расползались по щекам и лбу, черные разводы делали вещь все больше похожей на уличную блядь после жесткой ебли. Пришедшая на сессию чистенькой, ухоженной, миленькой девушкой, рабыня снова дошла до обычного состояния — растрепанной, мокрой, использованной шлюхи.

Пощечина, новый плевок в лицо и рывок за волосы вернули сознание на место, а тело поставили на колени. Это вмешался Господин, добавив «для красоты» (‘чтобы щечки алели, чтобы глазки блестели», как говорили Хозяева) вторую пощечину.

— Ты, тварь, снова не услышала вопрос?? Что за внезапная глухота?

Вопрос? Неужели она пропустила какой-то вопрос, не ответив на него?? Замечталась, задумалась…

— Да, Хозяйка тебе вопрос задала, ничтожество ты наше, мечтательница, блядь!

Пинком Хозяин оттолкнул ее на середину комнаты: — Сейчас будем вспоминать…

Госпожа с улыбкой смотрела, как рабыня, как кролик перед удавом, со страхом и возбуждением наблюдала за действиями Господина. Явный бугор в брюках показывал, что и он возбужден сессией — но лакомство в виде хозяйского члена перепадало сучке не каждый раз. Поэтому расстегиваемый ремень брюк Хозяина всегда вызывал в ней приступ похоти — пламя между ног начинало пылать еще сильнее, анус зудел, язык непроизвольно облизывал губы…

Но сейчас ремень расстегивался не для того.

— Итак, был вопрос. Сама понимаешь, лучше бы его вспомнить заранее.

При этих словах на ее задницу упал первый хлесткий удар. Впрочем, несильный — Хозяева считали, что предварительно разогретая задница лучше передает ощущения и позволяет довести до сильных ударов и наслаждения болью.

Дернувшись, скорее от неожиданности, нежели от боли, рабыня начала вспоминать вопрос. По опыту она знала, что в такие моменты лучше не молчать — какая-нибудь высказанная догадка могла оказаться верной.

— Хозяйка, Вы спросили меня, хочу ли я… хочется ли мне… Ай!

— Что «Ай»? Ты же не думаешь, что Я буду дожидаться, пока ты там что-то напридумываешь? — и рука Хозяина снова опустила ремень.

— Да да, Хозяин, конечно, я заслужила это наказание! — снова заверещала сука. — Хозяйка спросила меня, хочу ли я быть выебанной Вами… хочу ли Ваш член.

— На вопрос отвечай, а не фантазируй! — еще два удара.

Улыбающаяся Госпожа встала с дивана и грациозно подошла к экзекутору.

— Секунду, дорогой. Дай проверю…

Прохладная, нежная ступня Хозяйки принесла небольшое облегчение, коснувшись горящей попы. Пальчиками Домина провела чуть ниже, раздвинула ягодицы и ноги, и коснулась половых губ.

— Ну что, и доказывать не надо, — заливисто рассмеялась Госпожа. — Течет, как водопад! Хлестни-ка ее по пизде, может, лучше вспомнит?

Одновременно с обжегшим пизду ударом рабыня выпалила:

— Госпожа, Ваш вопрос был про то, что когда это мои дыры не хотели?

— Ползи, благодари Хозяйку. После такой подсказки, да не вспомнить… — улыбка в голосе Хозяина выдавала добродушие, с которым он закончил экзекуцию.

Рабыня покрывала поцелуями каждый пальчик руки Госпожи, поданной ей. «Спасибо, спасибо, моя Королева, за Ваше милосердие» вздыхала между поцелуями жалкая тварь…

— Знаешь… — выдержав паузу, продолжила Госпожа, — Не раз уже приходила мысль. А почему бы нам не открыть шкoлу?

— Школу? Надеюсь, не обычную? — удивленно приподнял бровь Хозяин, усевшись рядом и положив ноги на спину рабыни, как на пуфик.

— Конечно! Зачем нам, необычным людям, обычная шкoла? Школу рабов… Просто брать на воспитание пару-тройку людишек, открывать им Тему… И нам интересно это превращение…

— Да, — после полуминуты молчания согласился Господин. — Это ты права, самые первые шаги возбуждают неподдельно. Еще ничего не умеет, податливый материал.

— Вот вот. И пусть лучше этот материал попадет нам, чем мало ли кому!

— Ага, красивым и умным, — рассмеялся Хозяин.

— Ах скромняшка! Но что есть, то есть, — с хохотом ответила Госпожа. — Но, если серьезней, вокруг полно нижних. Вроде обычные люди, а ведь каждый второй мечтает попу подлизать, самому жопу подставить или связанным оказаться… Мечтать мечтают, а куда податься?

— Интересная мысль! Надо обдумать, — кивнул Господин. — А пока, знаешь, возбудила меня эта мысль, и давай-ка мы с тобой и с этой сукой…

Рабыня, во время диалога занявшаяся обычным делом — согреванием ног Хозяев — навострила уши. Но об этом в следующей части…

P. S. Описанная в рассказе пара реальна — живет в Москве, в Теме давно. Можем пообщаться, познакомиться с симпатичной девочкой или парой нижних, желающих узнать о шкoле послушания. Мальчики-нижние интересны только в одном случае — если стройный, хрупкий мaльчик любит (и умеет!) отлично превратиться в девочку.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.