Путешествие из Петербурга в Москву… и обратно (2 часть)

0 0

Эротическая история «Путешествие из Петербурга в Москву… и обратно (2 часть)».

Краткое содержание предыдущей части: Александр Петрович Мышкин, молодой граф и щёголь, едет из Петербурга в Москву на встречу со своей пассией Елизаветой Викторовной, молодой красивой девушкой. Остановившись на ночлег в таверне в Твери, молодой барин становится объектом соблазнения Жени, дочери владелицы данного заведения…

Александр Петрович лежал в глубоком корыте, по шею в воде, в окружении листочков и каких-то веточек. Согреваясь и млея, граф не сразу заметил, как открылась дверь и в комнате показалась девушка, за ручки держа в руках увесистую бадью с кипятком.

— Вот кипяточек, а то, поди, стынет водичка — проворковала незнакомка, выходя на середину комнаты.

В простом белом платье, с красным пояском и босиком, подошла к корыту, не смотря на лежащего в воде молодого мужчину, и вылила содержимое ёмкости в воду. Александр Петрович сразу ощутил приятное тепло и новую волну неги. Поставив пустую посуду на пол, девушка опустила к полу глаза.

— Будут ли ещё какие приказания, господин? — прошептала девушка, не отрывая глаз от пола.

— Ты кто такая и звать тебя как? — проговорил Мышкин, внимательно рассматривая гостью.

— Женя я, дочь Прасковьи Фёдоровны, хозяйки гостиницы — ответила девушка, позволив себе бросить быстрый взгляд на лицо мужчины.

— Я могу идти? — после некоторой паузы спросила девушка, поворачиваясь к двери.

— Подожди… Присядь — граф чуть приподнялся в корыте, выставив из воды плечи и положив руки на края.

Женя присела на маленькую табуреточку, стоящую возле корыта, сведя вместе голые ступни и колени, под подолом длинного платья. Потёрла ладони, словно бы ей было очень холодно. Рассматривая девушку, такую юную и хрупкую, граф ощутил, как член его напрягся и привстал, и не от горячей воды. Принявшись представлять себе, что скрывает под собою это простое, почти крестьянское платье, Мышкин ощутил непреодолимое влечение и зудящую похоть.

— Ты замёрзла? Суй ноги в воду — Мышкин сделал приглашающий жест, чуть побрызгав на себя водой.

Дважды предлагать не пришлось. Девчонка разом подняла обе ноги и опустила ступни в тёплую воду, задрав полы платья. Улыбнулась, благодарно взглянув на разомлевшего от добродетельности мужчину. Чуть побултыхала ногами, оголила колени, погладила их ладонями.

— Давай лезь сюда, совсем, поди, закоченела — Александр Петрович подался вперёд, ласково ухватил девушку за запястье.

— Неудобно мне, что маменька скажет… — притворно засмущалась юная особа, делая вид, что пытается отстраниться.

— Ничего не скажет, лезь говорю — улыбнулся граф, проявляя настойчивость.

— Ну, я даже… право слова… — Женя встала на ноги, стоя в воде, одной рукой держась за графскую ладонь, второю всё также держа подол своего простого одеяния.

— Снимай платье и забирайся в воду — шепнул мужчина, отпуская девушкину руку и скрываясь по шею в воде.

— Только вы не подглядывайте, пожалуйста — Женя повернулась к графу боком, ухватилась пальцами за поясок.

— Хорошо — поспешно шепнул молодой барин, сомкнув веки, для верности положив на лицо и ладонь.

Девушка поспешно распоясалась, откинув пояс в сторону. Ухватилась за плечики, потянула платье вверх. Когда её прелестную головку скрыла ткань платья, обнажив бёдра и лобок, хитрованка как-бы случайно повернулась к Александру, чуть замешкалась, освобождая голову.

Не удержавшись, молодой граф разомкнул веки, поглядев сквозь пальцы. Женино замешательство длилось не более нескольких секунд, но этого времени хватило мужчине для того, чтобы увидеть и рассмотреть полуобнажённое девичье тело.

Тонкие икры ног, ровные коленочки, бёдра, белый животик и лобок. Такого лобка граф Мышкин ещё ни разу не видел. В отличии от лобков его многочисленных подруг и пассий, лобок Жени был чисто и гладко выбрит. Его покрывала лишь едва заметная щетинка светлых волосков, почти незаметных в полутёмной комнате. Для графа это было поистине невиданное зрелище.

Не реже чем раз в три дня, девушка аккуратно орудовала опасной бритвой, заперевшись в своей крошечной комнатушке рядом с погребом. Сидя на крошечной табуретке, на этой самой, стоящей сейчас возле графской купели, девица, нагая, с разведёнными коленями, тщательно намыливала свою промежность, не успевшую ещё полностью обрасти, и осторожно скребла себя там. Закончив с лобком, наклонялась, промывала в тазике бритву и переходила к половым губам. Осторожно оттягивая пальцем поочерёдно каждую из них, девчонка, склонившись, убирала волосюльки и с них, стараясь не порезаться.

Закончив, Евгения присаживалась над тазиком, широко разведя колени, и тщательно промывала свою интимную территорию. На попе, возле самой задней дырочки, волосы у девушки не росли, за исключением реденьких светлых волосков. Женя и сама не знала, что заставляет её производить подобные утомительные манипуляции с бритвой. Возможно, юная девушка считала, что таким образом она сумеет привлечь внимание знатного, благородного постояльца и покинуть свою опостылевшую обитель.

Именно об этом она и думала чуть позже, закончив водные процедуры и вытеревшись полотенцем, лёжа на узенькой кровати с широко разведёнными ногами. Трогая пальцами всё ещё мокрую писочку, осторожно оттягивая волоски на задней дырочке и поглаживая ладонью гладенький лобок, Женя видела себя в объятиях богатого столичного франта, в столице, подальше от этой затхлой, пахнущей капустой и тараканами, дыры…

Пухловатые половые губы, чуть выступающие вперёд, венчались крошечной манящей точечкой клитора. Пытаясь отогнать нехорошие, запретные мысли, в связи с необычно голым лобком молодой девы, граф коснулся свободной рукой своего уже явно стоячего члена, скрытого водой. Девица справилась с платьем, сняв его через голову и отбросив на табуретку. Словно бы не замечая хитрости мужчины, Женя присела на корточки, ухватилась руками за бортик корыта и опустила бёдра под воду, вытянув ноги.

Подвигала руками, равномерно разгоняя по водной глади берёзовые листочки. Ложиться в воду не стала, осталась сидеть с оголённой грудью, чуть откинувшись назад. Мышкин чуть подогнул свои ноги, давая возможность Жене устроиться поудобнее.

— Я могу открывать глаза? — как истинный джентльмен поинтересовался мужчина.

— Да — ответила девушка, невольно соприкасаясь ногами с бёдрами Александра Петровича.

Граф открыл глаза, отняв руку от лица, и воззрился на оголённую грудь девушки. Белые аккуратные грудки Жени, не такие крупные как у его женщин, манили взгляд мужчины своей неподкупной свежестью и чистотой. Не скрываемые водой груди Жени, как два белых облачка, парили над водой, над листочками и веточками, краснея двумя красными сосочками. Подняв руку, девушка осторожно поправила прядь светлых волос, наблюдая за мужчиной. От мысли о том, что он сидит в тесном корыте с красивой обнажённой девушкой, мужчина готов был лишиться последних остатков разума.

Ощущая своими бёдрами кожу ног Евгении, граф Мышкин напрочь забыл, куда, зачем и к кому он держал путь, остановившись в этой таверне на ночлег, в ста пятидесяти верстах от своей любимой. Забыл и коснулся под водой ладонью ступни девушки, сжав её пальцы.

— Господин, щекотно… — девушка чуть подвигала ногой, теснее прижимая её к бедру Александра Петровича.

Подтянув к себе ноги, мужчина ухватился руками за края корыта, встал на колени. Стараясь по возможности не вылезать из воды, граф Мышкин невольно оголил торчащий член. Малиновая головка пениса показалась над водной гладью, красным островком выделяясь посреди листьев и веточек. Удивлённо смотря на волосатую грудь графа, Женя испугано вжалась спиной в деревянную спинку корыта. Склонившись над девушкой, ухватившись руками за края купели, Мышкин внимательно рассматривал смущённое девичье личико. Женя смотрела на графа снизу-вверх, не пытаясь прикрыть грудь руками. Ощущая коленями кожу бёдер девушки, мужчина склонился ещё ниже, прямо к самому Жениному лицу. Бросил взгляд на воду, пытаясь разглядеть тело девушки, скрытое водой, увидел среди листвы лишь девичий живот, скрытый покровом тёплой жидкости. Вновь всмотрелся в лицо Жени.

— Ты мне… очень нравишься — горячо прошептал он, облизывая губы.

Девушка ничего не ответила, лишь пристально взглянула в глаза Мышкину, крепче вжимаясь в край корыта.

— Поедешь со мною… В Петербург? — добавил граф, наклоняясь к самому Женину лицу.

— Граф… Всё так неожиданно, я даже… — пробормотала девушка, ощущая, как пальцы мужчины осторожно трогают её половые губки между чуть разведёнными под водой ногами.

— Будешь со мною, будем жить вместе в столице — Александр Петрович коснулся пальцами Жениного клитора, чуть сжал его, погладил.

— Ты согласна? — мужчина склонился к самому девичьему лицу, заглянул в Женины глаза.

— Я не знаю… Как маменька без меня тут останется… — девушка пристально взглянула в глаза графу, закусив губу.

— И маму твою заберём, соглашайся — граф Мышкин коснулся рукой щеки девушки, слегка погладил.

Привстал на коленях, из воды показался его эрегированный член. К стволу пениса прилип листочек, веточка запуталась в мокрых лобковых волосах. Скосив глаза, девица прыснула, но тотчас-же прикрыла рот ладонью. Не обратив внимания на девичий смешок, глядя на юное лицо девушки, ошибочно занижая её возраст, Александр Петрович подался вперёд, чуть приблизив пах к лицу девушки, поддерживая член рукой.

Стараясь реабилитироваться в глазах мужчины за свой неосторожный смешок, дабы столичный франт не сорвался с крючка, Женя оторвала руки от бортика и осторожно коснулась ладонями члена Мышкина, торчащего стрелой возле самого её лица. Чуть сжала ладони, пальцами правой руки помассировав головку. Коснулась ладошкой напряжённой мошонки, взглянув на Мышкина снизу-вверх.

— Ты когда-нибудь видела мужской член? Трогала его? — тяжело дыша спросил мужчина, приближая пах ещё ближе к лицу девушки.

— Нет — едва слышно прошептала Женя, чуть помотав головой, не отрывая взгляда от лица мужчины.

— Я тебе покажу, для чего он нужен. Приоткрой ротик — девушка несмело развела губы, послушно чуть высунув язык…

* * *

Месяц назад, когда Жене только-только исполнилось восемнадцать, в таверне остановился зажиточный путешественник. Это был Стрельцов Иван Демидович, видный промышленник. Мужчина ехал из Москвы в Петербург, ехал он не спеша, поэтому на ночлег остановился в первом более-менее крупном городе. По утру, науськиваемая своею матушкой, девушка зашла в комнату к богатому постояльцу, всё в том-же простом белом платье с красным пояском и босая, держа в руках поднос с нехитрой снедью.

— Иван Демидович, вот, ваш завтрак — тихо проговорила Женя, ставя поднос на стол.

Плотный, даже толстый мужчина, с чёрными сальными волосами и с кустистыми бакенбардами, лежал на спине на кровати, укрывшись по шею одеялом. Открыв глаза, мужчина поманил пальцем девушку.

— Посмотри, знаешь что это такое? — Иван Демидович вытащил из прикроватной тумбочки блестящую монету, покрутив её в пальцах.

— Это золотой червонец, целое состояние для вас — молвил он, вертя монету в пальцах, — Могу ли я просить тебя об одной услуге?

— Что надо делать, господин? — ответила девушка, подходя к кровати.

— Смотри… — промышленник рывком откинул одеяло.

От неожиданности девушка зажмурилась, стараясь не глядеть на абсолютно голое, дряблое тело. Довольный произведённым эффектом, Иван Демидович откинул одеяло на край кровати, продолжая лежать абсолютно обнажённым перед смущённой Женей. Коснувшись пухлой ладонью своего члена, маленького, но уже набирающего силу, покоящегося в зарослях густых чёрных лобковых волос, мужчина не отрывал взгляд от Жени. Девушка продолжала закрывать глаза, вот чуть разомкнула веки, смотря на толстого барина. Краснота покрыла её щёки.

— Подойди ближе, не бойся — мужчина приподнялся на кровати и протянул девушке монету.

Евгения осторожно подошла, протянула руку и в этот самый момент Иван Демидович схватил девушку за руку, не грубо, но цепко.

— Встань на колени и просто возьми его в ротик — прошептал он, не отпуская Женину руку, усаживаясь на кровати и спуская ноги к полу.

— Монету потом заберёшь, маменьке отдашь — Стрельцов положил монету на тумбочку и пошире раздвинул ноги.

— Да я же ещё ни разу… — зашептала Женя, вставая на колени напротив разведённых ног мужчины.

Иван Демидович положил ладони на затылок девушки, пригнул её голову к своему паху.

— Ты просто в рот его положи и пососи немного, увидишь, ничего сложного в этом нет — мужчина чуть отклонился в сторону, внимательно наблюдая за действиями Жени.

Девушке было немного страшно и волнительно. Вот она положила локти на колени богатого господина, несмело коснулась рукою члена. Член его уже заметно окреп, вытянулся, выглянув из чёрного клубка волос. Взяв пенис пальцами, Евгения прикрыла глаза, выдохнула, наклонилась ещё ниже и осторожно сомкнула свои уста на барском органе, стараясь не обращать внимания на жёсткие волосы, щекочущие её лицо. Ощущая, как член мужчины в её рту увеличивается в размерах, становится толще и крепче, девушка медленно задвигала головой, позволяя пенису плавно и ровно скользить в её рту, проходя через неплотно сведённые губы.

— Вот так… Умница… — выдохнул Иван Демидович, откинувшись на локти.

Евгении уже даже самой нравилось это чувство мужского члена в своём рту. Ощутив, что восставший член почти полностью заполнил её рот, девица втянула носом воздух и задвигалась быстрее. Скосив глаза к ноcу, девушка углядела, как член мужчины, уже твёрдый и большой, блестя слюною, выходит из её рта и вновь погружается в него. И ровно в тот момент, когда Женька ощутила приятные толчки головки в своё нёбо, богатый промышленник поспешно потянул девчонку за уши, сняв её со своего стержня. Пенис выскочил изо рта Евгении, щёлкнул её по носу и принялся болтаться в воздухе, смотря ровно вверх, блестя ниточкой слюны. Смотря на член, всё ещё ощущая его вкус в своём рту, девушка силилась понять, что она чувствует после всего этого. И в этот самый момент сильные руки ухватили её под руки и потащили вверх и на кровать.

Мужчина лёг на спину на кровать, затащив девушку на себя. Лёжа на животе Ивана Демидовича, ощущая под собою его восставший член и горячее дыхание, Женя уже пожалела, что пришла сюда. Если бы не её матушка и не это её желание выбиться в люди, не пришла бы девушка сюда, к этому мужчине. Не сосала бы ему член и не лежала сейчас на этом голом, разгорячённом и похотливом теле.

Иван Демидович перевернулся, уложив женю на бок и сам прилёг на неё, прижимая девушку к кровати своим немалым весом. Запустил руку под полы её платья, сжал колено и прошёлся ладонью по голому бедру.

— А что ты такая гладенькая тут? Болеешь аль маленькая ещё? — округлил мужчина глаза, гладя всей пятернёй голый девичий лобок.

— А ну ка… — не дождавшись ответа, Иван Демидович приподнялся над Женей, задрав полы её платья.

— На, держи — мужчина отдал подол платья в Женины руки, чуть переместился в ноги девушки и склонился над её обнажённой промежностью.

Разглядывая голую, молодую промежность девушки, лицезрея чуть припухшие, с извилистой складочкой половые губки, бусинку клитора, виднеющуюся над ними, Иван Демидович склонился ещё ниже, благоговейно разглядывая их. Лёжа не шевелясь, Женя ощущала, как вновь краснеют её щёки, казалось, лицо её раскалилось, словно печь.

— Ты просто лежи, не двигайся… — прошептал мужчина, склонившись к самой девичьей промежности.

Вдыхая носом чистый Женин запах, высунул язык и осторожно прошёлся им по девичьим половым губам, чувствуя на своём языке запретную, волнительную влагу. Женя чуть дёрнулась, не отпуская из рук платья, а Иван Демидович, положив ладони на простыню, с наслаждением провёл языком по Жениному клитору. Распрямился, переместился между ногами девчонки, чуть раздвинул её бедра и вновь присосался к девичьей промежности.

Держа в руках платье, Женя не видела происходящего, лишь ощущала, как язык мужчины блуждает у неё между ног, тщательно и жадно вылизывая всё её девичье естество. Вот его пальцы осторожно раздвинули её створки, язык проник между ними, пощекотав уретру. Двинулся ниже, опасно приблизившись к задней Жениной дырочке. Девушка на миг испугалась, зажалась, пытаясь свети вместе ноги, почувствовала, как язык мужчины вернулся на своё обычное место, блуждая между половыми губами.

Глядя в потолок, девушка пыталась понять, что чувствует она? Нравится ли ей происходящее и если случится чудо, и богатый господин заберёт ей с собой — что будет он делать с ней тогда? В своём доме и в своей кровати?

— А теперь вот так! — из раздумий её вывел голос Ивана Демидовича.

Мужчина ухватился за девичьи бёдра, приподнял их и закинул ноги Жени себе на плечи, всё также разводя их в стороны. Девушка зажмурила глаза, представляя, что теперь доступно взгляду почти что незнакомого мужчины. Но помимо её воли, к жгучему чувству стыда прибавлялось и доселе незнакомое чувство, которое Женя не могла охарактеризовать. Между ног началось разливаться приятное тепло, переходящее в чуть ощущаемые спазмы внизу живота.

Поддерживая девушку ладонями под ягодицы, мужчина уставился на оголённую мокрую, чуть разведённую девичью щёлочку. На тёмненький анус, выглядывающий из-под неё. Протянул руку, пальцем чуть раздвинул половые губки, слегка утопив его в девичьем влагалище. Женя выдохнула, помотала головой.

— Ты ещё девственница? — спросил мужчина, по-своему поняв поведение девушки.

— Да — выдохнула Женя, опустив платье и вытянув руки вдоль туловища.

— Послушай, я дам ещё столько же, десять золотых, ты просто… — на лбу Ивана Демидовича выступил холодный пот, глаза заблестели.

Склонив голову, мужчина обхватил дрожащей рукой свой напряжённый пенис, подался вперёд, коснувшись головкой тёплой щёлочки девчонки. Перебирая коленями, примеряясь, постоялец, поддерживая рукою член, взглянул в девичье лицо. Женя закусила губу, затаила дыхание.

— Дам столько-же… У меня такого ещё не было… Тебе понравится… — сбивчиво зашептал он, краснея и исходя потом.

— Нет… — девушка захлюпала носом, замотала головой, на глазах её выступили слёзы.

— В Петербург поедешь со мною, тихо ты! — Иван Демидович зажал ладонью рот Жене, подправил член и утопил головку между девичьими половыми губами…

Девушка не кричала, лишь мычала в ладонь, из глаз её текли слёзы. Смотря в мокрое красное лицо мужчины, Женя чувствовала, как что-то горячее и твёрдое проникает в неё, туда, куда до этого момента проникал лишь её палец, и один раз — два. Но не так глубоко, как сейчас. Услышав мужское сопение, девушка ощутила толчок и непривычную резкую боль. Дёрнувшись всем телом, выгнув грудь, Женя обмякла на кровати. Свет померк пред её глазами, беспутная девица провалилась в спасительную темноту…

Не отнимая ладони от лица мычащей девушки, мужчина погрузил головку члена в узкое лоно Жени. Поддерживая свободной рукой девушку под ягодицу, чуть помедлил, дёрнул бёдрами и протолкнул свой член в девушку ещё чуть-чуть. Стараясь не дышать, почувствовал, скорее даже едва ощутил тоненькую эластичную кожицу внутри девичьей дырочки. Мужчина взглянул в испуганные, расширенные глаза Жени и решительно поддался вперёд…

Держа обеими руками бёдра девушки, Иван Демидович ритмично, даже яростно входил в Женю. Голова девушки с закрытыми глазами безвольно колыхалась по смятой простыне, светлые волосы спутались и слиплись от пота. Помогая себе руками, мужчина полностью нанизывал на себя беспомощную девушку, чтобы мгновение спустя отпустить и вновь проникнуть членом глубоко внутрь неё. Не отрываясь от процесса, чувствуя скорый конец, мужчина решил закончить прямо внутрь, тем самым стать первым во всех смыслах этого слова для этой запутавшейся глупышки.

Мелко задрожав, Иван Демидович в последний раз яростно шлёпнул мошонкой по анусу Жени и почувствовал тепло, там, где было мокро и жарко. Задержав член в девичьем влагалище, изогнувшись назад и тяжело задышав, мужчина излил внутрь девушки порцию спермы, всю, до последней капли, сотрясаясь всем телом. Выдохнул, смотря на задранное на грудь платье Жени, и отпустил девичьи ягодицы.

Девичьи бёдра опустились на кровать, член Ивана Демидовича, издав чавкающий звук, выскочил из мокрого влагалища Жени, натружено повиснув к низу. Между приоткрытыми половыми губами обманутой, по внутренней стороне бедра разведённых ног, стекала струйка крови, впитываясь в белую ткань казённой простыни. Мужчина слез с кровати, кряхтя и отдуваясь, расположил бесчувственную девушку ровнее и до шеи задрал её платье, предварительно развязав красный поясок.

Оголив белую молодую девичью грудь, нагнулся, облизнулся и сомкнул губы на розовом сосочке. Посасывая Женин сосок, Иван Демидович принялся неистово трогать пальцами вторую грудь девушки, сжимая её всё сильнее и сильнее. Войдя во вкус, мужчина особо сильно ущипнул бесчувственную Евгению за грудь, девушка слабо застонала и приоткрыла глаза.

Чувствуя себя втоптанной в грязь, не понимая, как так случилось, превозмогая тянущую боль внизу живота, девушка застонала, сдерживая рыдания. Помотав головой, попыталась встать и увидела прямо перед собой мокрое лицо гостя, жадно всасывающее губами её правую грудку. Левую грудь сжимала рука мужчины, причиняя нестерпимую боль. Ощущая что-то мокрое между бёдер, Женя дала волю эмоциям, наполнив комнату безудержным, громким плачем…

… — я еду в столицу открывать новую факторию — спустя десять минут ласково говорил Иван Демидович, сидя на кровати и обнимая девушку за плечи.

Мужчина уже успел одеть белое нательное бельё, Женя же сидела на кровати рядом с мужчиной полностью обнажённая, сжавшись, плотно сведя ноги и сжав пальцы на ступнях. Прикрывая одной рукой груди, покрытые синяками, вторую ладонь Женя держала на животе, пытаясь прикрыть растерзанную, всё ещё зудящую промежность…

…Не далее как пять минут тому назад, закончив тешиться с девичьей грудью, Иван Демидович поднял девушку с кровати.

— Дочка, посиди со мною немного, вот так… — мужчина ухватился руками за Женино платье, сняв его через голову девушки.

Отбросил платье на кровать, с наслаждением оглядев обнажённое девичье тело, промежность, сплошь покрытую красными пятнышками…

… — когда буду возвращаться — заберу тебя с собою, посмотришь мир, со мною останешься… — Иван Демидович зарылся губами в Женины волосы, положив ладонь на девичье бедро…

* * *

Спустя час, кутаясь в шаль и смотря на толстого промышленника, одетого в овечий тулуп, с трудом влезающего в карету, Женя знала, что он не вернётся и не возьмёт её с собой. Ни в Петербург, ни даже в Москву.

— Дура бестолковая! Какого мужчину упустила! Только простыню зря измарала! — стоящая рядом матушка залепила девушке несильную, но злую оплеуху.

— Давай сюда деньги! — в протянутую руку упали две золотые монеты.

— Надеюсь, в следующий раз от тебя будет толк, коза сраная, иди на кухню давай! — женщина толкнула дочь в плечо.

Покачиваясь на ветру, держа руками шаль, девушка двинулась к серому деревянному зданию.

Конец второй части.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.