Прогулка на «рыбалку» (2 часть)

0 1

Эротическая история «Прогулка на «рыбалку» (2 часть)» от нашего пользователя.

Ловля «рыбки» в мутной воде.

Первые шаги.

Пока я спускалась на первый этаж, обдумывала стратегию поиска партнера. Где можно найти мужчину в наше время? Бар, ресторан, кегельбан – короче место, где люди собираются отдохнуть. Но ведь сейчас только, я глянула на маленькие позолоченные часики – полдвенадцатого… значит или большой магазин или… шальная мысль мелькнула молнией: общественный транспорт!

Выйдя из подъезда – остановилась. И тут же меня обдало приятным ветерком. Этот шалунишка словно специально ждавший моего появления прошелся по затянутым в капрон ножкам, и словно прожженный ловелас мигом скользнул под юбку – раздувая её колокольчиком и путаясь в мгновенно ставших дыбом волосиках лобка. Не ожидая подобного подвоха, охнула. Ласковые прохладные прикосновения к обнаженной коже напомнили мне о моём одеянии.

«- Я же без трусиков… — промелькнуло в голове, — а мне только что чуть не задрали юбку! – содрогнулась я. – Стоп подруга! – уже осознано тормознула я сама себя, — ты ведь сама этого хотела!?»

Я собралась и сначала медленно, а потом, перейдя на деловую походку, энергично зашагала к ближайшей остановке. Идти было не сказать что неудобно, а скорее непривычно. Шаловливый ветерок ни куда не делся, сопровождая меня на всем пути. Беспрестанно преследуя меня, все так же норовил залезть под юбку, лаская и теребя мои прелести. Выйдя из двора, я остановилась. Мне вдруг показалось что все, абсолютно все осознают, куда и для чего я направилась. И ещё они знают, как я одета или скорее раздета! Воровато оглянулась по сторонам, но ни чего необычного не увидела. Придавая себе уверенности, быстро двинулась к остановке.

Начало!

Подойдя к остановке и оглядевшись по сторонам, принялась ждать. Ожидать какой-то конкретный номер маршрутки не стала. Села в первую подошедшую «Газель».

Шагнув в дверь, оплатила проезд и уселась на сиденье прямо за водителем. Подняв голову, глянула в салон и неожиданно поняла:

«- Здесь ловить нечего! — и не, потому что в ней не было мужчин, просто тут мало места… »

Вышла я на следующей остановке.

«- Наверное, лучше сесть в автобус, — мелькнуло в голове».

Именно в тот момент я почувствовала на себе заинтересованный взгляд. Он словно ласковые ладони пробежался по спине, «огладил» ягодицы и остановился на ногах.

«- Началось!? – мелькнуло в голове».

От этого призрачного движения и моих скабрезных мыслей у меня по телу, словно сонм мурашей расползся. Медленно повернулась, мазнув «безразличным» взглядом ожидающих. Девочка шкoльница; какая-то старуха; и, как я решила, молоденький офицер. Именно его взгляд я и ощутила. Наши глаза встретились и он, покраснев, отвел свои в сторону. Но вот я не собиралась этого делать. Теперь уже я с интересом начала осматривать его. Высокий рост, короткие светлые волосы под фуражкой, открытое и приятное лицо, довольно приличная для его комплекции фигура с хорошо развитыми мускулами, ясно просматривающимися даже под формой.

«- Слишком молоденький для офицера! – неожиданно пронеслось в мозгу».

Присмотрелась и, увидев букву «К» улыбнулась, поняв, что ошиблась.

«- Стоит с ним пообщаться, — решила я, собираясь подойти».

В этот момент к остановке подошел маршрутный ПАЗик, и мой претендент, бросив в мою сторону тоскливый взгляд, неохотно вошел внутрь. Боясь упустить шанс, заторопилась следом. «Мой курсант» бросил водителю деньги и двинулся в конец салона. Когда он проходил мимо меня, стоящей около передней двери я чуть подалась вперед, и мы столкнулись телами. Я всем телом ощутила, как его пробила дрожь. Подняв на «препятствие невинный» взгляд я увидела, как зрачки его глаз ощутимо расширились. Четко модулируя голос и придавая ему если не томность, то заинтересованность произнесла:

— Ой! … извините меня. Я нечаянно…

— Сам виноват… — буркнул курсант, ещё больше покраснев.

«- Лицо пылает, словно у девицы на выданье, — подумала я, собираясь продолжить разговор, но мой кавалер уже отвел взгляд в сторону и почему-то запинаясь, прошествовал мимо. – Ладно, — решила я, доставая кошелек и расплачиваясь с водителем, — план «Б»! Яростная атака не удалась, значит – осада. Не будем торопиться… »

Я развернулась. Моя «добыча», а я его уже считала таковым, села в самом конце автобуса лицом вперед. Если на передних сиденьях и сидели несколько человек, то в конце салона людей кроме него не было.

«- Ну, держись! – азартно подумала я, положив деньги на двигатель и покачивая бедрами, двинулась прямо на него».

Садиться рядом не стала. Уселась на сиденье стоящее к нему лицом только со стороны водителя, крепко сжав колени. И, словно не видя, как он искоса поглядывает на меня, уставилась в окно. Выждав несколько минуту начала медленно разводить ноги в стороны. Боковым зрением я прекрасно видела как он, скользнув глазами по моим обтянутым капроном коленкам – неожиданно остановил взгляд, зачарованно пялясь на их медленное движение.

«- Попался! – пронеслось в голове. – Теперь расстегнуть пуговки… и… — что подразумевалась под «и» я и сама толком еще не знала».

Рука медленно скользнула по бедру, как бы поглаживая его. Я ощутила, что его заинтересованный взгляд словно прилип к моим ногам. Медленно повернув голову в его сторону, я улыбнулась, и пальчики только что добравшиеся до обтянутого капроном колена скользнули вбок. Ткань юбки натянулась удерживаемая в таком положении разведенными в стороны ногами. Легкое прикосновение и нижняя пуговица, словно по волшебству выскользнула из петельки. Еще одно касание и вторая пуговичка расстегнута. Я продолжила движение ног в стороны, поглаживая рукой, по ставшей видимой ему внутренней стороне бедра.

Было очень интересно смотреть на его реакцию. Нос словно затрепетал, выдавая тяжелый вдох, зрачки расширились, заняв почти все глаза. На лбу выступили бисеринки пота. Рот чуть приоткрылся, будто ему не хватало воздуха. На щеках разгорелся румянец.

Да и сама я ощущала такую страсть, что мне стало страшно. Живот затвердел и там заворочался, раздуваясь и заполняя все пространство огненный ком. Тем временем рука, медленно почти не касаясь кончиками пальцев, прошлась по кромки чулок. Неожиданно расстегнулась ещё одна пуговичка растянутой до упора юбки, и я невольно продемонстрировала кавалеру мой обнаженный лобок. Волосики, покрывающие его – встали дыбом. Я выдохнула.

Он медленно поднял взгляд. Наши глаза встретились, и я неосознанно облизнула вмиг пересохшие губы. Не сводя ноги вместе, я рукой постучала по месту рядом со мной. На какой-то миг парень застыл словно статуя. А я одними губами прошептала:

— Сядь рядом… — он нерешительно встал и… словно принуждаемый чем-то шагнул вперед.

Тяжело дыша сел рядом все ещё косясь на мои ножки. Повернувшись к нему в пол оборота лицом, я зашептала:

— Нравится?

— … — закивал он головой.

— Хочешь погладить?

— … — очередной кивок и дернувшаяся рука выдала его с головой.

— Давай! – тяжело задышала я, словно он уже выполнил мою просьбу.

Неуверенно, словно в замедленной съемке, левая рука кавалера приподнялась и бережно обхватила коленку.

— Смелей! – я с трудом сдерживала в горле крик.

Жесткая подрагивающая ладонь медленно, словно преодолевая огромное сопротивление, двинулась в путешествие по внутренней стороне беда к моей киске. Несколько мгновений и она уже уверено гладит кромку чулка, временами касаясь обнаженной кожи выше неё. Не выдержав пытки я прижимаю горячую ладонь к истекающей соками киски. Резкий выдох партнера, прикушенные мной губы и неожиданная остановка автобуса. Я слышу, как в салон кто-то входит.

— Только не сюда, только не садитесь сюда, — еле слышно шепчу я и, сдвинув ноги вместе – намертво зажимаю ими чужую руку.

Вошедший отдает за проезд деньги и садится где-то впереди. Громко завывая двигателем тяжелый автобус, продолжает движение. Облегченные вздохи мой и его почти не слышны. Чуть выждав, нетерпеливая рука между моих ног начинает медленно ворочаться. Я расслабляюсь, чуть развожу в стороны колени, откинувшись назад на неудобном сидении.

Моя рука, немедленно скользнув вниз, ложится на его бедро. Не останавливаясь, ползет выше, пока под ней я не ощущаю напряженно вздувшийся бугор. Мои нетерпеливые пальчики начинают работу. Я прямо сквозь ткань брюк сжимаю, глажу и сдавливаю рвущуюся наружу плоть. Его рука не отстает. Ставшие мокрыми пальцы неумело хозяйничают в моей промежности. Не выдержав напряжения я, чуть поскуливая, выдыхаю:

— Хочу! Я тебя хочу…

Он наклоняется ко мне и целует меня в щеку. Вот тогда я и понимаю, насколько он молод. Первый курс, в лучшем случае второй и, скорее всего у него вообще ни разу не было женщины. Это придает мне новые силы.

— Может, поедем к тебе?

— … — тяжелый полный разочарования вздох говорит мне о том, что ехать некуда.

— Значит ко мне! Ты, не против? – поднимаю я на него взгляд.

Энергичный кивок и я, пересиливая себя, продолжаю:

— Мне надо застегнуть юбку… — полный муки и нежелания взгляд в мою сторону. – Ну, давай… — подбадриваю я его. – Чуть терпения и ты сможешь сам раздеть меня и даже принять вместе со мной душ…

Его рука медленно и неохотно покидает горячую, сочащуюся влагой киску.

— Это далеко? – медленно выговаривая слова, шепчет он.

— Минут десять в обратном направлении, — говорю я, с трудом застегивая непослушными пальцами юбку. – На следующей остановке остановитесь, — уже водителю кричу я.

«Банкет».

Через полчаса мы уже входили в квартиру. Неожиданно мой кавалер напрягся, уставившись на стоящие в углу ботинки мужа.

— Ты замужем? – выдохнул он.

— Конечно! – обвила я его шею руками и впиваясь в губы.

— А муж?! – он с усилием отстранился, прерывая поцелуй.

— Он на работе, придет вечером… — и моя рука, скользнув по его груди, прижалась к брюкам, медленно сдавив образовавшийся там бугор. – Какой же он большой! – зашептала я, одной рукой пытаясь расстегнуть ширинку и одновременно подставляя губы для поцелуя.

— Точно?! – выдохнул он расслабляясь.

Взяв инициативу на себя я, привстав на цыпочки, второй рукой потянула его голову к груди. Он несколько успокоился и его губы все так же неумело, но с большим энтузиазмом принялись целовать мою шею, постепенно сползая вниз.

«- По крайней мере «теорию» знает, — решила я, — а остальное, остальному они быстро учатся! Молодежь… — подумала я».

Пока он пробовал добраться до моих грудей, яростно целуя открытые части тела, я пыталась освободить заключенный в штанах член.

«- Да сколько же тут всего! – психовала я, — ремень, крючок, тугие петли пуговок… И желанный приз – натягивающий ткань».

Наконец все получилось, и моя рука нырнула в разверзшуюся ширинку. И тут же его руки рванули блузку, вниз освобождая затянутые в эластичную ткань груди. Одновременно с этим моя рука ужом скользнула в трусы, и я облегченно выдохнула, ухватившись за толстый и твердый член. И тут его губы прямо сквозь тонкую ткань лифчика сдавили сосок… Я откинулась чуть назад подставляя свои прелести под его жадный рот.

«- Ну, всё! – мелькнуло в голове. – Понеслась пизда по кочкам… ».

Судя по его поведению все, о чем говорилось минуту назад, было забыто.

— Какой муж? Какие проблемы? – словно вопрошала его поза.

— По-це-луй… и по-лас-кай… я-зыч-ком… — с трудом выдавила я из себя, прижимая голову к своей груди.

Взметнувшиеся вверх руки синхронно дернули бретельки бюстгальтера и вот они уже болтаются на предплечьях, а губы и руки кавалера энергично иногда до боли сдавливают мои перлы. Он медленно, словно смакуя, всосал один затвердевший сосок и его язычок «бархатной поверхностью» прошелся по напрягшейся плоти. Осторожно, и медленно зубы сомкнулись, удерживая «каменную виноградинку» во рту. Почти одновременно пальцы второй руки оттянули вперед второй сосок. А я, я в ответ острыми ноготками медленно и мягко оцарапала напряженный ствол члена. Взвыли мы одновременно, словно мартовские коты. Моя вторая рука, долго и безуспешно путаясь в ремне, наконец, его расстегнула… Крючок, ещё одна пуговичка и вот я уже двумя руками ухватилась за твердый, словно гранит подрагивающий фаллос. Резкое движение рук к его животу. Тонкая и горячая крайняя плоти почти без сопротивления проскальзывает по напряженному стволу, открывая блестящую с туго натянутой бордово-блестящей кожицей головку.

Мы словно сливаемся в единое целое, переплетаясь руками и ногами. Он целует, а я подставляю под поцелую свои закостеневшие объемные груди. Мои руки гладят медленно подрачивая его впечатляющий орган, а в голове вертится только одно:

— Хочу, хочу, хочу!

Неожиданно рука терзавшая грудь, словно без сил, падает, вниз скользнув по животу и юбке. А потом будто набравшись сил и задирая её ткань, проскальзывает мне между ног. Ощутимо подрагивая, она по внутренней стороне бедра медленно ползет вверх, оглаживая капрон чулок. Чуть переступив, раздвигаю стопы на ширину плеч и, дернув курсантика за волосы, задираю её для поцелуя.

… Шалый, полный похоти взгляд; горячие, словно раскаленный губы. Мелко подрагивающая рука, прижимается к лобку и толстый палец, проваливается между мокрых от смазки толстых складок. Мы замерли.

Я целую его лицо, медленно скользя по нему вниз. Мой язычок энергично проскальзывает между горячих губ и затевает там «танец». Неожиданное сопротивление, и вот уже два язычка свиваясь вместе, продолжают свои игры. Подушечки пальчиков оглаживают торчащий вперед и вверх член, а его рука впивается в лоно. Через долгое, долгое, а может и совсем короткое время, я вырываюсь из объятий, падая на колени. И в то же мгновение мои приоткрытые губы вбирают, всасывают, почти глотая его орган. Скользкая крепкая, как шляпка боровика головка, скользнув по языку, почти упирается в горло. Тормозя, упираюсь обеими руками в живот, не давая перекрыть мне доступ воздуха.

— Да! – проносится по квартире его крик, рука уверенно ложится на затылок, стремясь крепче прижать мою голову к паху. – Ещё… — ослабляет тот хватку, когда я медленно задвигалась, вперед-назад нанизываясь ротиком на член.

— Нх-ра-вит-ся… — с большим трудом выдавливаю я из себя. – А тебе?

— Охххх! – доносится в ответ.

«- Конечно, и тебе нравится! – думаю я про себя, — вряд ли до этого кто-либо тебе такое делал! Фильмы не в счет! И он быстро учится… — ощущая, как напрягается рука, подталкивающая мою голову вперед».

Бедра кавалера, подрагивая от возбуждения, уже движутся в противоход моей голове, пронзая мой рот своим дружком. Перед глазами черная поросль жестких волосиков, словно облако окутывающих корень органа. Разрастаясь вверх и в стороны, они сгущаются на лобке, и, редея, расползаются по животу. Руки рвут вниз форменные брюки вместе с трусами. Те застревают где-то в районе колен. Скашиваю глаза вниз. Прямо перед моим подбородком, словно набитый мешок провисает большая мошонка. Ясно вижу два огромных округлых тестикулы плавно покачивающихся вслед его движениям.

«- Какие они большие! – восторгаюсь я, взгляд скользит ниже».

Стройные мускулистые ноги, чуть покрытые волосками. Ниже… ниже ничего не вижу.

«- Хочу потрогать, — мелькает в голове и одна рука, выполняя команду, скользит по телу вниз».

Легкое касание эрегированного чуть дрогнувшего ствола члена. Кожа пальцев ощущает ласковое щекочущее сопротивление волосиков. А потом пальцы, нежно, словно от этого зависит моя жизнь, обхватывают провисший под весом тестикул кожаный мешочек.

Чувствую, как задрожал кавалер от этих действий. Два огромных яйца медленно скользят внутри. Ослабляю хватку и, сложив ладонь лодочкой, подставляю её под мошонку, одновременно поднимая ладонь вверх. Как только весь вес тестикул перераспределяется на руку, они словно расплываются в стороны уже не сжимаемые между собой оболочкой.

Я продолжаю энергично двигать головой то, поглощая его член в рот, то почти выпуская наружу. Глаза мечутся по орбитам, смотрят то вверх, на расплывающееся довольное лицо; то пытаются увидеть, как внизу моя рука играет с его причиндалами.

Ощутив вес тестикул, я начинаю медленно сжимать кулак. Сначала огромные яйца пытаются выскользнуть из своей «клетки», проскальзывая внутри. Потом они останавливаются, словно залипая на месте. Я продолжаю сжимать руку… и они, подергавшись, замирают, будто поняв цель. Я, очень медленно и нежно сдавливаю их. Мой партнер рычит. Я мычу следом…

«- Давай! – шепчу я».

Он загоняет член мне в рот почти по самые яйца.

— Ты довольна? – шепчет он.

— Да… — отвечаю я, чуть сбавив темп… продолжая энергично двигать головой.

Минут пять по коридору разносилось чмоканье, тяжелое отрывистое дыхание и стоны. Ощущая, как напряглось тело будущего офицера и, понимая, к чему это приведет, начинаю перекатывать в руке содержимое мошонки. Почти мгновенно только провисавшая она сжимается, становясь меньше, жестче и собираясь к корню члена.

«- Он сейчас кончит!? – мелькает в голове».

Словно в подтверждении этого тело партнера выгибается дугой к моей голове. Его тело дрожит. Руки, вцепившись в мою голову, притягивают её к себе. Член во рту набухает ещё сильнее, хотя казалось больше некуда. Я быстро двигаю языком, вылизывая затвердевшую кожу.

— А-а-ааааа! – победно орет он и его тело начинают скручивать пульсирующие спазмы.

«- Только не подавится, — мелькает в голове, так как руки, сведенные сладостными судорогами, прямо вжимают мой лоб ему в живот».

И туту же появился результат. Тугая и обильная струя спермы бьет мне в горло, потом ещё одна и ещё. Сдерживая дыхание, пытаюсь вырваться из объятий, так как в таком положении не могу ни глотать, ни выплюнуть заполняющую рот сперму. Тяжело вдыхаю носом. Жестка поросль волос на лобке, щекочет ноздри. Рот открывается, и из него заливая подбородок и капая на грудь – потекло. Тяжелая, солоноватая на вкус липкая масса заливает лифчик и, оставляя белесые пятна, тяжело ползет вниз.

Неожиданно хватка ослабевает, и я подаюсь, назад делая вздох. Тут же горло перекрывает и я, подавившись, раскашлялась. Крупными каплями ошметья спермы разлетаются в стороны, попадая на его тело, расползаясь неправильными кляксами по полу и даже стене. Хочу вздохнуть, но напрягшееся тело работает только на выдох. Последние сгустки воздуха буквально выбивает из груди. В глазах темнеет, и перед взором появляются «звездочки» кружащиеся в бешеном танце.

Резкий удар по спине выбивает из горла всю оставшуюся там «гадость» и я все ещё кашляя, начинаю дышать. Воздух обжигающе холодной струей врывается внутрь. Легкие расправляются, напитывая кровь кислородом. Словно сломанная кукла я валюсь ему под ноги. Мне хорошо и в то же время плохо. Свежий воздух и холодный пол приводит меня в чувство.

— Ты что? Подавилась? – словно сквозь вату слышу испуганный голос, — тебе помочь? – звучит вопрос.

— … — ничего не говоря, мотаю головой, показывая, что все в порядке. Где-то в глубине подсознания крутится ехидная фраза – «хотела сладенького и молоденького!? Получи! Они ведь ни хрена не соображают. Их надо учить и объяснять… ». – Всё нормально, — выдавливаю из себя, все ещё покашливая, — сейчас пройдет…

— Извини, — слышу я, — я… , мне… , было так… , увлекся… — нотки раскаянья и участия заставляют забыть произошедшее.

— Ничего, впредь думай не только головкой, но и головой, — бурчу я. – Помоги встать, — приподнимаюсь на руках. – «Теперь в ванну, — мелькает в голове»…

«Школа молодого бойца».

Обнаженная и уставшая я стою под струями душа. Горячая вода мягко обволакивает тело, смывая усталость и напряжение. Оглядываюсь назад. Мой «мучитель» стоит в дверях, и глазами буквально «пожирая» тело.

Делая круглые глаза, смеюсь над его видом. Брюки сползли до пола, казенные сатиновые трусы темно-фиолетового цвета болтаются под коленками. Кителя нет. Расстегнутая форменная рубашка все еще стянута на горле серым галстуком на резинке. Лицо словно у смертного увидевшего богиню. Рот чуть приоткрыт. Шалый взгляд и член, торчащий вперед напряженно подрагивающей торчащей вперед и вверх жезлом.

— И что стоим? Чего ждем? Так и будем смотреть? – строго и, стараясь не рассмеяться, рычу я.

— Да я… так… — теряется он.

— Зовут-то как? – вспоминаю, что мы так и не познакомились.

Словно в строю, он поспешно вытягивается по стойке мирно. Тело словно наливается силой и жесткостью. Создается впечатление, что сейчас он отдаст мне честь и гаркнет во все горло.

— Сержант Иванов, — бурчит он, словно спохватываясь и соображая, что не в строю говорит он.

— А у сержанта Иванова, — уже откровенно смеюсь я, — имя есть?

— Коля… — тихо произносит он. Тут же подняв глаза, бормочет, — я… ну… ещё ни разу так не делал! Простите меня.

— Бог простит Коля, — киваю ему. – И что стоим? Чего ждем? – повторяю я.

— … — вопросительно поднятая бровь показывает его недоумение.

— Да кто же меня мыть-то будет? – взмахиваю я руками. – Сам перепачкал, сам и отмывай.

Делая шаг, и чуть не упав, запутавшись в брюках, Коля тянет ко мне руки. Улыбаясь его неловкости и глупости, командую:

— Сержант Иванов. Раздевайсь! Марш в ванну принимать водные процедуры!

— Ага… — расплылся тот в улыбке, судорожно срывая с себя все оставшиеся вещи.

Через десяток секунд он неуклюже забирается в ванну, и тут же я ощущаю, как напряженное тело прижимается к моей спине. Даже сквозь кожу чувствую вожделение, желание, страсть. Правая рука обхватывает меня, с силой сжимая левую грудь. Левая рука, обхватив меня с другой стороны, ложится на живот. Напряженной спиной осязаю давящий на спину подрагивающий член. Мы замираем, чувствуя единение.

Я медленно ложу свою руку на его и заставляю ту скользить по телу вниз. Вот под ней словно бархатные волосики лобка, дальше набухшие складки лона. Прижимаю его ладонь к паху и начинаю медленно со вкусом тереться об неё. Его губы судорожно целуют мою шею, а я, откинув назад голову, подставляю под них все новые и новые участки. Чуть развожу в стороны бедра, и пальцы почти без звука проваливаются в мою сокровищницу.

— Да-а-ааа! – кричу я. – Ласкай, ну ласкай же меня!

Ладонь и пальцы до этого пассивные приходят в движение, оглаживая, теребя и лаская гениталии. Моя рука проскальзывает между его животом и моей поясницей, судорожно хватаясь за желанный орган. Плавное движение от себя и тоненькая крайняя плоть сдвигается назад, обнажая разбухшую от крови головку. Нервно тереблю её ноготками. Чувствую что Коля, словно кот довольно щурится, а его пальчики сноровисто провалившись в вагину, выделывают там кренделя.

Так мы и стоим под струями горячей воды словно изваяния. Только наши руки почти в унисон ласкают друг друга. Я открываю рот, стараясь набрать больше воздуха, но прижимающая меня рука не дает вздохнуть полной грудью. Минуты летят как секунды и часы. Наконец я, с трудом собравшись с мыслями, громко простонала:

— Стой, а кто же меня мыть будет?

— Что? – ошарашено после долгой паузой произносит он.

— Это ванна, и меня надо помыть…

— … — тяжелый вздох проносится по помещению, и мы с трудом и нехотя отрываемся друг от друга.

Отстранившись, я наливаю на руки геля для тела и размазываю его по телу. Намочив мочалку, молча, сую её ему в руки, поворачиваясь боком. Дрожащие руки, медленно боясь причинить боль, начинают меня тереть.

— Сильнее, — шепчу я.

Давление усиливается, и я начинаю стонать от его усилий.

— Да! — я аппетитно оттопыриваю попку и развожу ноги в стороны.

Мой взгляд мечется по его телу, и я с трудом преодолеваю желание схватить и сжать железной хваткой его напряженный орган торчащий вперед.

— И там! – перевожу взгляд вниз.

Рука, с зажатой в ней мягкой мочалкой судорожно дернувшись, скользит по животу, ныряя между ног. Ощущая страсть и желание, сдвигаю бедра, зажимая между ними руку. Скользкая кожа не может удержать руку, и она спокойно скользит, туда-сюда доставляя мне наслаждение. Всем телом ощущаю, как у меня хлюпает между ног, я дрожу и опять хватаю его за «хобот» притягивая к себе. Соприкосновение горячих влажных тел, долгий поцелуй и мой хриплый шепот:

— Ты меня там поцелуешь? – короткий кивок головы вниз.

— Да! – после секундного замешательства отвечает он.

Через мгновение меня окатила струя воды, смывая пену и он, встав на колени, принялся целовать мой живот. Я, положив на его плечи руки, слегка нажала. Легкое давление и с каждым поцелуем, голова опускается ниже и ниже.

Через пару минут я поняла: «У него ничего не выйдет!». Коля был на голову выше меня, и ему пришлось изогнуться в «три погибели», дабы достать языком куда надо. Даже когда я подняла одну ногу на край ванной – ему было неудобно, хотя он и старался.

«- Ладно… — я с трудом оторвала кавалера от попыток проделать то, что он не может. – Пошли в койку!»

Мы вылезли из ванной, наскоро обтерлись и я, ухватив его за торчащий вперед эрегированный отросток, потянула за собой, держа в другой руке влажное полотенце. Ему это понравилось, и он мелкими шагами бодро продвигался за мной, временами шлепая меня по влажным ягодицам и весело скалясь.

Уже перед самым супружеским ложем я развернула его к себе лицом, спиной к кровати. Наши уста слились в очередном поцелуе и когда он «поплыл» я резко толкнула прижимающееся ко мне тело назад.

Падая на спину он, беспомощно взмахнул руками, недоуменно глядя на меня. Следом на пол полетело полотенце. Пока Коля был ещё в полете, я уже оттолкнулась от пола и, согнув ноги в коленях, развела их как можно шире. Можно сказать, что приземлились мы почти одновременно – он, на спину широко раскинув руки, а я сверху на его грудь. Мягко спружинев я по инерции переступила и тут же опустилась своей плачущей и изнывающей от желания ласк киской на его лицо.

Надо отдать должное! Боец, как истинный джентльмен быстро сориентировался и не стал возмущаться или качать права. Его губы неумело впились в мою набухшую плоть. С силой прижимаясь своей истекающей соками киской к его лицу, я энергично заерзала вперед-назад. Тут же утробный стон-рев, покинув мои легкие, разнесся по спальне. Не удовольствовавшись этим, я ещё схватила его за волосы, потянув голову вверх и плотнее прижимая свою требующую ласки плоть к его лицу.

Выгнувшись назад подрагивающим от возбуждения телом, развернулась в пол-оборота и, ухватившись мертвой хваткой за подрагивающий член начала энергично и, наверное, больно дрочить его. Теперь стонали мы оба! Дергаясь, и елозя друг об друга мы, вопя во все горло, доставляли партнеру наслаждение – беря и тут же даря ласку.

Сколько продолжалась наша вакханалия я не знаю. Закончилось все оргазмом. Моим оргазмом! Сначала я застыла, когда напрягшийся живот буквально сковал мои движения, а потом меня начало «плющить»… да так, что я не могла даже пикнуть, буквально мгновенно выбив воздух из легких, словно могучим ударом. Широко раскрыв рот, я дергалась, вцепившись рукой в его фаллос. Лицо, искаженное гримасой страсти невидящими глазами смотрело вдаль. Я понимала, что мне надо привстать и освободить своего партнера, так как он задергался, пытаясь вылезти из-под меня и вздохнуть воздуха, но не могла даже пошевелиться. Я «летала, парила и одновременно падала» в бездну. Мне было плевать на все и вся. Я хотела только продолжения этого безумства страсти и сладострастного подергивания, натянутых, словно струны нервов. Меня «плющило, раздувало, одновременно поднимая куда-то ввысь и бросая в бездну» захлестнувшей разум волной страсти.

Все когда-нибудь кончается! Закончилось и это. Я ощутила себя усталой, выжатой, словно лимон лежащей на спине с высоко задранными вверх ногами. А Коля, устроившись сверху энергично и быстро трахал меня.

«- Толчок – его член, с громким всхлипом раздирая трепещущую и пытающуюся сжаться в точку плоть, он погружается в меня. Я чувствую, как его головка натурально врезается в матку, давя и сжимая все внутри словно трамбуя внутренности.

— Короткая остановка. Резкий выдох. «Ударная волна» проносится, внутри доставляя мне такое наслаждение, что стоны сами рвутся, наружу добавляя к царившей в комнате вакханалии звуков свою лепту.

— Мои руки, скользя по залитом потом телу самопроизвольно до боли сжимают затвердевшие груди. Останавливаясь только уцепившись за каменные словно почерневшие соски. Пот заливает глаза, попадая в открытый рот, оставляя в нем солоноватый привкус.

— Плавное движение назад, когда освобожденная вагина натурально сжимается в трубочку заставляя меня трепетать от восторга.

— Выход… С громким «чмооок», набухшая бордовая головка покидает моё трепещущее влагалище и я всей промежность тянусь вверх не желая этого.

— Ух! – резкий выдох и все повторяется снова».

В очередной раз, покинув моё лоно, он рывком переворачивает меня на спину, словно куклу и тут же опять врубается внутрь только теперь сзади между широко раздвинутых ног. Я кручусь, беснуясь от его движений. После каждого толчка медленно двигаясь вперед. Мне хочется большего и во время очередного стона из меня вырывается:

— Да-ва-й… ещё в поп-ку… те-бе пон-ра-вит-ся…

Короткая остановка и сей огромный орган с громким звуком врубается в сжавшееся от резкой боли анальное отверстие. Мгновение дикой боли, давление и он словно нож в масле пробивается внутрь. Сладостная боль вперемешку с удовлетворением разливается по телу. Теперь он ебет меня в попу, все, также резко двигаясь и загоняя своего монстра по самые яйца, так что я ощущаю, как тяжелая мошонка колотит меня по гениталиям. Вперед-назад, вперед-назад… погружение-выход… и снова вперед… Я кричу, нет скорее ору, словно резанная, выпячивая попку и требуя прекратить это издевательство. Мне хочется… хочется прекратить это безумие причиняющее боль и одновременно я желаю, жажду продолжения.

«- Единство и борьба противоположностей… бля… — неожиданно всплывет в голове университетский постулат философии».

Коля, вняв моим требованиям, резко останавливается. Я чувствую головку его члена упершуюся в мой анус. Там все болит, а организм неожиданно вопит:

«- Ещё! Что встал? Давай! – и резко подаюсь назад, с содроганием насаживаясь на фаллос».

Потом опять все смешалось. Оргазм! Не перестающий, заволакивающий тело и разум – мощный оргазм. Я снова « лечу, парю, падаю в бездну»! Тело выворачивает так, что мне становится страшно, и я кричу словно подбитая камнем птица. Глаза застит туман и умиротворение. Сил нет. Нет боли. Есть только наслаждение здесь и сейчас!

Мы лежим рядом потные довольные и умиротворенные. Груди измазаны липкой подсыхающей спермой.

«- Он что кончил мне на грудь? – вертится в голове вопрос. — Когда? – я ни чего не помню кроме сладостных мгновений оргазма затопивших моё тело и бушующего бескрайним океаном страсти».

Два обнявшихся тела медленно обсыхают от пота. Глаза закрываются сами собой и я, улыбнувшись – засыпаю.

Последний всплеск сознания:

«- Скоро! Очень скоро придет муж. И вот тогда мы проделаем это снова, только втроем!»

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.