Покер в субботний вечер

0 0

Эротическая история «Покер в субботний вечер» от нашего читателя.

— Ну, можно поиграть во что-нибудь.

— Ну да, нашел фраера с тобой играть,

у тебя же в колоде восемь тузов.

Фильм «Джентльмены удачи». Почти конец.

Однажды, прогуливаясь по лесу, я забрел в отдаленный его уголок. Там стоял заброшенный дом, весь обросший крапивой. Но я нашел проход и вошел внутрь. Внутри все было разломано. В ящике письменного стола я нашел общую тетрадь в оранжевой обложке. Как после, уже дома, я выяснил — это был дневник девушки. На момент написания дневника ей было 16—17 лет. Я прочел весь дневник. В основном там была всякая ерунда, типа рассуждений о новых шмотках и различные сплетни с её подругами. Но несколько страниц доставили мне настоящее удовольствие. Слегка измененные, они приведены ниже.

5 июня 19хх года.

Сегодня была уборка в шкoле. Теперь три месяца я не буду ходить в это место, где все хотят учить. Пока я с подругами возвращалась домой, Лена (одна из подруг) предложила нам вшестером отправиться на выходные к ней на дачу. Она сказала, что там не будет взрослых, и мы здорово отдохнем. Я решила спросить у родителей. Они согласились. Правда я не сказала им про то, что мы там будем одни. Так что сейчас я собираю вещи, а завтра с утра мы отправляемся. Я не беру с собой дневник, поэтому следующая запись будет сделана в воскресенье вечером, когда я вернусь.

7 июня 19хх года.

Я вернулась! За эти два дня произошло столько интересного и нового для меня, что, наверное, получится целый рассказ. Но, все по порядку. В субботу утром я встала, позавтракала, проверила вещи и пошла на автобусную остановку, где должна была встретиться с подругами. Когда я пришла, там уже стояли Лена и Юля. Затем, минуты через две подошли сестры Оля и Полина. И, как раз вместе с автобусом подошла Света. Мы сели в автобус и поехали. Без каких-либо приключений прибыли мы на вокзал. Также нормально сели в электричку. Ехать надо было больше часа. Мы сидели и оживленно беседовали. В вагоне почти никого не было. Рассматривая пассажиров, я внезапно увидела странную вещь. Случайно мой взгляд упал на ноги Лены и стал медленно подниматься вверх, туда, где из-под её юбки должна была виднется полоска трусиков. К моему удивлению на ней не было трусиков, и там я увидела лишь складочки входа в её пещерку. Меня это заинтересовало и, когда она зачем-то отошла, я пошла с ней и спросила её об этом.

— Ну, ты знаешь, это так прикольно. Попробуй сама, — в тамбуре, где мы стояли никого не было, и она запустила руки мне под юбку и спустила мои трусики. Потом я переступила с ноги на ногу, и мои трусики оказались в её руке. Она скомкала их и засунула в рюкзачок у себя за спиной.

— Получишь их, когда приедем, — сказала она и ушла.

Вслед за ней пошла я. Я села на свое место. При этом я боялась, что мои подруги увидят мою пизду и подумают, что у меня не все в порядке. Я сжала ноги и смотрела в окно. Напротив меня сидела Лена и, не стесняясь, всем демонстрировала свою пизду, раздвинув ноги. Похоже, она заметила, что я стесняюсь. Она сделала вид, что уронила заколку и, нагнувшись, стала её искать у меня под ногами. Воспользовавшись случаем, она развела мои ноги в стороны. Вроде бы никто не заметил, что я еду без трусиков. Поэтому остаток дороги я провела с раздвинутыми ногами. Это так меня возбудило, что моя пизда даже слегка намокла.

Ну, вот мы и приехали. Быстро раскидали вещи, переоделись и пошли купаться на пруд. Там Лена показала нам свое особое место, где никто не плавает и оно закрыто со всех сторон. Поэтому она пошла плавать абсолютно голой. Мы же с девчонками плавали в купальниках. Выйдя на берег, мы легли на траве. Лена стала нас уговаривать раздеться совсем, и мы решили, что, как стемнеет, мы придем и поплаваем голыми.

Потом мы вернулись на дачу, приготовили обед и отдохнули. Часов в 6 вечера зарядил сильный дождь. Так что план с купанием обломился.

Но сегодня уже поздно, поэтому допишу завтра.

8 июня 19хх года.

Так, я проснулась, позавтракала. И сейчас пишу продолжение того, что было в субботу. Я остановилась на том, что пошел сильный дождь. Да. Тогда мы посидели немного, а потом решили обыскать дом — вдруг найдем чего интересное. Мы перерыли все шкафы и ящики, но нашли только большую бутылку вина, которую кто-то оставил и забыл. От нечего делать мы выпили её. Нам сразу ударило в голову. Пошли веселые разговоры. Затем кто-то предложил поиграть в карты. А так как просто так играть не интересно, то Лена (ну, а кто ж ещё) предложила играть на раздевание. Мы все согласились, так как вино раскрепощало нас. И игра началась. Не знаю: то ли нам не везло, то ли Лена жухлила, но через некоторое время мы с подругами сидели голыми, держа веера карт, а Лена оставалась в своей юбке, под которой, правда, у неё ничего не было и одежды. Наконец, Лене надоело, что её выигрыши не вознаграждаются, и она подала новую идею. Она предложила, что та из нас что выигрывает, называет какое-либо «наказание» для проигравших. А игра была вроде покера, только проще: каждой из нас сдавалось по 5 карт, а потом мы могли поменять сколько угодно из них один раз. Ну, а потом сравнивали, у кого набор лучше. Так как Лена выиграла в последний раз, то она и предложила первое наказание. Быстро она окинула взглядом комнату и предложила, что проигравшей на соски будут прищеплены две бельевых прищепки, а потом каждая из остальных девушек потянет за них по три раза. Всех это как-то завело. Сдали карты. После этого кона проигравшей осталась Света. Она села на кровать, а Лена принесла прищепки.

— Оххх, — слетело с губ Светы, когда первая прищепка коснулась правого соска.

— Уууу, — раздалось, когда на левом соске повисла прищепка.

Первой должна была тянуть Юля — она выиграла партию.

— Аааа-а, ооо-о, ууу-у, — застонала Света.

Потом все по очереди повторили сделанное Юлей. Когда была моя очередь, я обратила внимание на лицо Светы — она закрыла глаза, и отрыла рот, не то от боли, не то от наслаждения. Когда прищепки сняли, то её соски были смяты, но возбуждены. Света принялась теребить их. В это время Юля осматривала комнату — Лена посоветовала ей придумать наказание в том же духе. И она придумала. Взяв со стола свечу, она сказала:

— Проигравшей в задницу будет вставлена эта свеча и подожжена.

Всех это порадовало — они надеялись, что это будет кто-то другой. Но после партии Юле пришлось вниз головой встать к стене. Оля развела половинки её попки в стороны, а Лена вставила свечу в дырочку. Свеча не хотела входить, тогда Лена собрала во рту побольше слюны и плюнула на анус Юле. Потом она рукой размазала слюну, и свеча вошла свободно. Наружу торчало сантиметра 3—4 свечи. Я чиркнула спичкой и зажгла фитилек. Свеча стала гореть. Воск плавился и стекал вниз, покрывая овражек, между двумя холмами Юли. Он был горяч, но терпим, поэтому Юля не кричала, а лишь шевелила бедрами. Когда от кончика свечи, выглядывавшего из Юлиной попки, оставалось полсантиметра, мы задули свечу и вынули её.

Лена, опять победившая в игре, предложила новое наказание: победившая сядет на кровати, разведя ноги, а проигравшие должны будут, встав на колени, поцеловать её писю. Мои три туза перекрыли все комбинации моих подруг. Я села на кровати и широко развела ноги. Подруги по очереди становились на колени и целовали мою пизду. Вообще, мне это понравилось — новые ощущения, как-никак.

И теперь я должна была предложить наказание. Я уже разошлась и ничего не стеснялась и поэтому предложила, что проигравшая выйдет голой на улицу, под дождь, встанет на четвереньки в грязи и провоет три раза. Все рассмеялись, но стали играть. Почетная честь выйти на улицу досталась: Лене. Точнее вышли мы все вместе, и дождь падал на наши обнаженные тела. Лена встала на четвереньки в грязь и стала завывать. Со стороны, может быть, это было не смешно, но нам было очень смешно. Когда она вошла в дом, то руки и ноги у неё были в грязи, но она была готова продолжать игру. Но об этом я напишу после обеда, а пока пойду погуляю.

Я только что вернулась с прогулки. Мы с подругами как раз вспоминали выходные, и сейчас я напишу, что было дальше. Дальше мы придумывали все более и более изощренные извращения. Например, после одной из партий меня трахали огурцом. Он был небольшим, но снаружи весь покрыт острыми пупырышками, которые карябали мою пизду с такой силой, что я очень громко кричала. По правилам я должна была кончить от этого. Это произошло очень скоро. Огурцом орудовала Лена. Сначала она плавно ввела его, там повернула туда-сюда. Потом слегка подала огурец слегка назад, а потом начала неистово двигать его взад-вперед. Оля и Полина при этом держали меня за руки. Когда я кончила, мне показалось, что я даже попала на лицо Лены. Ну да это неважно. Когда стало совсем поздно, мы оделись и легли спать. На завтра у нас оставалось ещё два наказания. Первое придумала Лена, а наказуемой была я. Второе же — совсем наоборот. Сейчас я опишу их.

По задумке Лены все девочки должны были пописать в большую банку. Я же сначала должна буду стоять на коленях, а мои подруги будут подходить ко мне, чтобы я целовала их пизды. Причем, после каждого поцелуя я должна говорить «Спасибо». А затем я должна раздеться до нижнего белья и, стоя на коленях, набирать в рот, а потом пускать вверх фонтан их мочи, так, чтобы он падал на меня. В итоге я и моё нижнее бельё промокнет.

Я же в отместку придумала, как мне кажется, наказание ещё круче. И что самое главное — оно попало на Лену. Может показаться, что оно вытекает из предыдущего, но это не мешает мне рассказать о нем. По моему плану Лена должна была раздеться догола и лечь на землю. А я и мои подруги должны будем присаживаться на корточки на уровне её груди, и какать на неё. Лена должна будет вытереть рукой задницу каждой из нас и, сказав «Спасибо», размазать говно по себе. Разумеется, после этих двух наказаний Лена и я пойдем в душ помыться.

И вот наступило утро. Мы вышли во двор. Чтобы нас никто не увидел мы пошли в парник. Там, на тропинке между огурцами было достаточно места. Кроме того, там было очень тепло. Я разделась. На мне остался только мой купальный костюм: белый лифчик и белые трусики. Лена вышла и вернулась с трехлитровой стеклянной банкой. Я стала на колени на песок, которым была посыпана дорожка в парнике. Лена сняла трусики и села на банку. Почти сразу же послышалось журчание. Когда она закончила, то подошла ко мне. Она задрала юбку. Я подалась вперед и коснулась губами её письки. Потом я сказала «Спасибо». Лена улыбнулась и отошла. В это время остальные девочки наполняли банку. Я поцеловала их письки тоже и поблагодарила их. Они дали мне почти полную и теплую банку с их мочой. Они отошли на достаточное расстояние. Я стояла на коленях, держа в руках банку мочи моих подруг. Мне предстояло набрать её в рот, а я никогда раньше этого не делала. Я очень волновалась.

— Ну, давай же, а то остынет, — поторопили они меня.

Я понесла банку ко рту и коснулась губами ободка банки. Потом медленно я набрала в рот мочи. Вкус не показался мне таким отвратительным, как я думала. Слегка солоноватый. Я подержала этот глоток немного во рту, а потом плюнула его вверх. Моча разлетелась брызгами в стороны.

— Эй, ты так все огурцы забрызгаешь, — крикнула Лена.

Тогда я стала делать фонтан поменьше. По сути дела я просто давала моче вытекать из моего рта. Она стекала по подбородку, падала мне на грудь, мочила лифчик, и стекала вниз к трусикам, которые через 2—3 «фонтана» намокли в том месте, где расположена моя пизда. Прошло много времени, а я опустошила лишь половину банки. Я сидела в луже мочи моих подруг, и им это доставляло удовольствие. Но, наконец, Лена устала ждать. Она подошла ко мне, взяла у меня банку, и, со словами «Вот как надо!» наклонила её над моей головой. Моча потекла по моим волосам, по спине. Лена подняла рукой мой подбородок и стала лить мне на лицо. В итоге вся была мокрая. Я встала и стала раздеваться, но Лена остановила меня, сказав, что я должна ходить так, пока не пойду в душ.

Сама же она стала раздеваться. Она села задницей прямо в ту лужу, которая осталась после меня. Потом она легла. Мы встали со стороны её головы, а Оля, чья очередь была первой присела на корточки над грудью Лены. Она оголила свой зад и напряглась. Через некоторое время из неё вылезла какашка.

— Это все, — сказала она.

— Спасибо, — ответила Лена и провела средним и указательным пальцами по анусу Оли.

В это время до нас дошел запах говна. Но мы продолжали смотреть. Лена взяла какашку и разделила её пополам. Она была относительно твердой. Потом Лена положила каждую половинку себе на сосок и стала тереть это говно. В итоге её груди приняли коричневый оттенок. Потом Света села над Леной. Она наложила ей меж сисек большую кучу светло-коричневого дерьма, которое было пожиже Олиного. Лена снова поблагодарила и подтерла девочку. Это дерьмо она размазала себе по животу. И чем больше она покрывалась говном, тем сильнее становился запах. Когда же пришла последняя, моя очередь, запах был еле переносим. Я спустила свои мокрые трусики и напряглась. Но моя задница только сказала «Пр-рр-рр».

— Вот здорово, мало того что тут дышать нечем, так она ещё больше атмосферу засирает, — сказала Лена.

— У тебя чего, нет там что ли ничего, — продолжила она шутливым тоном.

Подружки засмеялись, а она засунула палец мне в жопу. Она водила им внутри моего ануса и тут меня как будто разорвало. Из меня вывалилась такая большая куча и с такой силой, что всю руку засрало у Лены.

— Спасибо, — раздалось сзади.

Я почувствовала, как мою задницу вытирает её рука. Я встала и подошла к подругам. Лена встала и стоя стала размазывать говно по животу, потом перешла на задницу и ноги. Если бы вокруг так не воняло, то мы бы учуяли её аромат.

Потом я и Лена пошли в душ…

Imperior. Ноябрь 2000.

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.