Катенька (18 часть: Ты в карбюраторах понимаешь?)

0 0

Эротическая история «Катенька (18 часть: Ты в карбюраторах понимаешь?)» от нашего пользователя.

Если не сложно, поставьте в конце рассказа отметку «нравится» или отзыв оставьте. Пожалуйста!

— Привет! –удивленно широко распахнув свои глаза бросила Катенька. Прямо под её дверью, сидя на обширной безразмерной сумке, облокотившись спиной на косяк, сидела ни кто иная, как Галя. Та самая Галя, что так поспешно исчезла на дискотеке и вот теперь, так же неожиданно, всплыла здесь – под её дверью.

— И тебе привет, — ответила Галя, удивленно наблюдая, как едва державшуюся на ногах подругу сопровождает в комнату забавного вида парень.

«Уж не пьяна ли она? – промелькнула мысль у Гали. – Не опоили? Не для этих ли целей в комнату ведут?» — о вполне конкретном подумала она. Но, видимо, нет. Если Васька, испытавший только что неописуемое чувство от исполненного прямо посреди коридора минета, и рассчитывал на что-то, то при появившейся подруге продолжать постеснялась, тем более что был такой шикарный повод пойти выпить пивка и похвастаться перед друзьями. Достаточно аккуратно уложив Катеньку на кровать, не прощаясь, Васька тут же покинул комнату, оставив подруг наедине.

— Как? – только и смогла сказать Катенька передавая тем самым весь спектр вопросов, возникших у неё при появлении подруги.

— Надоело всё, — ответила Галя. – В большой город потянуло. Можно я у тебя недельку перекантуюсь, пока что-то не подвернется?

— Давай, — не могла отказать подруге Катенька, тем более что комната пустовала, соседка уехала домой…

— Ну вот и прекрасно, — принялась деловито разбирать сумку Галя.

— Как ты меня нашла? – сквозь дрему усталости поинтересовалась Катенька.

— О! Это было проще простого, — улыбнулась подруга вынимая из необъятной сумки вещи, в количестве которых её худощавая фигура могла исчезнуть безвозвратно. – У твоей мамы спросила. А потом на попутку и сюда.

— На попутку?

— Ну да…

***

Перебросив через хиленькое плечико громадную сумку, по обочине, выбрасывая при появлении попуток вверх руку, вышагивала гордо подняв голову худощавая девушка. её вздернутый носик ловил едва ли не каждое движение на трассе, в это время совсем уж не оживленной, но по какой-то причине все проезжали мимо. Может их смущал слегка нелепый вид – несоответствие размеров сумки габаритам её владелицы, а может у водителей уже давно выработалась привычка не подбирать незнакомых девушек, расхаживающих в одиночестве посреди трассы вдали от населенных пунктов.

— Куда путь держим? – вдруг раздалось едва ли не под её раковою. Слева тихо притормозила старая шестерка, потрескавшаяся и поржавевшая от времени. Как это корыто ещё держалось на колесах и ползало по дорогам, оставалось загадкой, наверное, и для самого владельца. Владелец же был мужчиной средних лет, за сорок, носил громадные усы и такую же громадную кепку «аэродром», разговаривал с южным акцентом и, видимо, не смущался вести разговоры с девушками на обочине дороги.

— Ой! – подскочила Галя от неожиданности. – В город! – вырвалось у неё.

— Тогда садись! – широким жестом открыл водитель дверь. – Подвезу! – и предложил Галенька соседнее с собой сиденье.

Галя оценила «карету», взглянула на «кучера», провела аналогию с тыквой , что начала преображаться, да на какой-то стадии всё и заглол… И учтя, что своим ходом до города она будет добираться ещё до конца недели, опустила свой острый задик на сидение, забросив сумку на заднее сидение.

— Вах! – восхитился её голеньким коленкам обладатель кепки «аэродрома» и тронулся, облизываясь, как кот на сметану, бросая косые взгляды на Галеньку.

— зачем в город? – поинтересовался он, крутя баранку потрескивающего, но, как оказалось, ещё живенького автомобиля.

— К подруге еду, — отвила Галя время от времени и сама рассматривая джигита и его покрытые волосом руки.

— Так тебе побыстрее нужно там быть! – воскликнул он. – Ты, наверное, опаздываешь?! – и не успела Галя произнести и звуку, как машина тут же свернула на проселочную и ринулась куда-то в сторону леса.

— А… — вырвалось у Гали.

— Здесь быстрее, — пояснил джигит. – Тут мы срежем много. Немного потрясет, красавица! Но ты потерпи, на несколько часов раньше будем.

— А почему же другие тут не ездят? – удивилась Галя, озираясь по сторонам, подпрыгивая вместе с машиной по ухабам и падая в ямы.

— Тут дорога не очень, — пояснил джигит. – Но я тут часто ездил. Ты не бойся, милая.

И, естественно, они сломались. Вот так, встали, как вкопанные, посреди леса, упарившись одним бортом в кустарник, вторым в травяную поросль.

— Вах! – воскликнул водитель и тут же бросился капаться во внутренностях под капотом.

— Что тут? – спустя минуты три к нему присоединилась и Галенька.

— Карбюратор, — пояснил обладатель кепки и с блеском в глазах бросил быстрый взгляд на то место, где у Гали числилась грудь.

— Чиниться сколько? – переспросила она, уловив его взгляд.

— Можем до ночи простоять, — пояснил он сокрушённо. – А то и заночевать пройдётся…

— Плохо, — согласилась Галенька. И добавила. – Давай побыстрее переночуем, и поедем дальше, — почему-то ситуация ей уж очень напомнила своей комичностью старый анекдот.

— Это решение, согласился и джигит, закрывая капот и расстегивая ширинку. – Так карбюратор быстрее починится. Я думаю.

Сарафан быстро поднялся вверх, миновал голову и упал на капот. Следом последовали и трусики, оставив Галеньку облаченной в одни лишь босоножки.

— Давай, — предложила себя она, стоя пред джигитом и до конца не понимая какое из своих мест тому предложить.

— Вах! Какая девушка!» — восхитился тот, и довольно грубо схватил её за худенький задик. Гале показалось, что обе её ягодицы уместились в этой мощной лапе. Галю прижали к себе, как прижимают невесомую подушку, и она ощутила, как большой орган уперся совей головкой ей между ног.

— Ах! Моя королева! – поднял на руки Галю он, раскинув в стороны её тоненькие ножки. –Ах! Королева!

Галя лишь вскрикнула, то ли от неожиданности, то ли от резкости, с которой её практически нанизали. Её ножки дрогнули на весу, сандалии покачнули, а она сама ощутило то чувство, когда что-то большое и агрессивное вторгается в женское лоно, явно не готовое сейчас к приему такового.

Галя вся напряглась, когда агрессивные движения прошлись по её не смазанному каналу, вздохнула, когда джигит на какое-то время остановился перевести дух, и вновь вся напряглась, не понимая, почему при кажущемся возбуждении – соски стали уже давно колом – смазка там и не появляется.

— Ты там тоненькая, — шептал ей задыхающийся водитель застывшей посреди леса машины. – Давно я таких не знал! – продолжал он подымать и опускать Галю, поддерживая ту за раскинутые в стороны ноги. Пальцы его, похоже, жили отдельно от ладоней . Ладони раз взявшись, более не сдвигались ни на миллиметр в сторону, в то время, как пальцы блуждали везде, куда только могли дотянуться. Щупали попку, пытались дотянуться до губ, до второго прохода, сжимали до боли и отпускали бедра. Джигит тяжело дышал, вскидывал девичье тело вверх, опускал вниз, потел обильно, краснел и того больше от натуги, Галя стонала то от боли, то от возбуждения, ощущая, что её внутренности вот-вот превратятся в месиво если… И если это случилось, выпав обильным выделением, смазав её всю изнутри, стекая по орудовавшему поршню, сбиваясь в пену, и вытекая вниз, прямо под ноги джигиту, образуя там, на земле, значительных размеров лужу смазки.

— О какая ты! – округлил глаза он, ощущая прилив желания и смазки. Галины груди даже немного поднялись, наливаясь от возбуждения – случалось с ней порой и такое, соски и не думали становиться размеров меньше Эйфелевой башни, а джигит и не думал останавливаться…

— ты совсем моей смерти хочешь! – произнес он с восхищением, бросая свою футболку и брюки на капот, рядом с Галиным сарафаном. Галя стояла пред ним, массировала своими руками его смазанный ею же орган и хотел уже было опуститься на колени, чтобы обласкать его уже окончательно, но не успела.

— Ты самая великолепная моя попутчица! – произнес всё так же с придыханием оставшийся в своей кепке «аэродроме» джигит. Произнес и подхватив Галеньку, перебросил её на капот. Галя поначалу удивилась, потом попыталась перевернуться на спину, но не смогла – ей не дали. Капот был горяч. Горяч даже сквозь слой брошенной поверх одежды.

Лобовое стекло маячило едва ли не в непосредственной близости от её лица, и она в отражении видела, как две руки аккуратно берут её за ноги, опускают пониже, а потом, потом те же руки опускаются на её ягодицы, разводят их в сторону и вот он, — тот самый, смазанный и не затухающий орган, устремляется своей головой как раз в пространство меж двумя невысокими ягодицами. Всё происходило, как Гале казалось, с двух реальностях. В одной она выступала зрителем, созерцая акт анального проникновения в узкую попку, во второй Галя ощущала, как это толкает её, прорывается через сфинктер, входит и уже, невзирая на боль и периодические причитания, рвет и долбит её сзади. Галя вскрикивала, вертелась, укорачивалась, похоже, даже просила смилостивиться, перестать, отпустить, обещала, умоляла, но джигит не мог уже остановиться, пользуя то, что ему досталось и что ему, как от был уверен, ему же и предложили сами. Галя получала толчок за толчком, хлопок по попке, руку на талии, легкий толчок в спину, когда тело желало вывернуться и всё время двойственное чувство – возбуждение от созерцания и боль от проникновения жили в ней одновременно.

— Ты просто умница! – насладившись минут десять её попкой, наконец вышел из неё джигит. вышел, тут же сташил Галино тело вниз, опустил на колени, но, к Галиному удивлению, не вложил его тут же в рот. ей в рот. А разместив на уровне лица, парой-тройкой умелых движений рукой, довел дело до конца, выстрелив спермой ей прямо в лицо, забрызгав волос, окропив грудь, и уже закончив, когда последние капли падали на Галину грудь, не удержался, и поцеловал её руку.

— Ты молодец! – натягивал он штаны, жестом предлагая проделать подобные манипуляции и Гале.

— Спасибо! – ответила та вполне искренне, по итогу испытав наконец-то чувство удовлетворения и занеся этот случай в копилку своего опыта.

— Ты в карбюраторах понимаешь? – одевал рубаху джигит. – Сломался! Не шучу… – развел он руками вполне искренне.

***

Починка заняла ещё минут сорок. Галя за это время успела прогуляться лесом, накормить местную мошку, вернуться назад и ещё часа полтора трусить лесными и проселочными дорогами, пока они, наконец-то, не выбрались на основную магистраль…

Если не сложно, поставьте в конце рассказа отметку «нравится» или отзыв оставьте. Пожалуйста!

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.