Катенька (16 часть: Зачем нужны любовники?!)

0 0

Эротическая история «Катенька (16 часть: Зачем нужны любовники?!)» от нашего пользователя.

Если не сложно, поставьте в конце рассказа отметку «нравится» или отзыв оставьте. Пожалуйста!

— Ой! Тебя что, бычок трахнул? — округлила глаза от удивления Альбина, дама рослая, худощавая, уделявшая своей внешности до трети времени и потому знающая о фэшене практически всё. По крайней мере именно так себя она и позиционировала.

— Стадо диких голодных неудовлетворенных бычков! — ответила Катенька. — Мне с этим что-то срочно сделать нужно, — указывала она на распухшие половые губы, покраснения вокруг и отдельные фиолетового цвета прожилки, проходившие казалось, насквозь всего этого «великолепия».

— Есть одно средство, — подмигнула ей подруга, расхаживая по своей гламурной комнате общежития. — Завтра будешь, как новенькая. Хоть ещё столько же принимай. На себе испробовала, — достала Альбина тюбик. — Отрадно, что и ты к нам примкнула, — продолжала она. — А то ходила недотрогой. Ни-ни. Не подходи, — смеялась она, рассматривая надпись на тюбике. — теперь хоть о мужиках потрещать можно будет. Сплетнями и опытом, так сказать, поделиться. Вот ты уже свою жизненную стратегию выбрала? — вдруг поинтересовалась Альбина.

Катеньке особо нечего ответить было. Да она, собственно, и не понимала, о чем речь, потому ответила кратко:

— Нет.

— А вот это зря! — тут же подхватила тему Альбина. Её нежная рука легла на напухшие губы и прохладный крем тут же вызвал легкое покалывание и ощущение холода. — На самом деле, что от нас, прекрасных дам, мужикам надо? -аккуратно, со знанием дела, наносила крем Альбина, не п опуская ни единой складочки, ни одного проблемного места. — Конечно, многое зависит от самого мужика, но, в целом, все их желания сводятся: хорошенько вдуть, спустить в рот, потрепаться ни о чем, похвастаться перед друзьями и, обязательно, самоутвердиться каким-то образом.

— Это как? — не поняла Катенька ощущая, что мягкие руки подруги вот-вот вызовут в ней возбуждение.

— А это как угодно, — продолжала Альбина. — Например мой Валентин холит тощим петухом после того, как крепко Трахнет меня в попку. Альберт, тому нужна красивая кукла, которую можно показать своим друзьям, мол, вот что у меня есть! Даврамбек, того интересует только секс. Причем самый посредственный, но обязательно много. В количественном выражении, конечно, потому что из его волосатого пениса струя брызжет уже через три минуты, успевай только уворачиваться. Дай мужику возможность чувствовать себя королем, самоутвердиться, и он на веки твой! — резюмировала Альбина.

— У нас же всё совсем иначе, — продолжала она, доставая второй тюбик, видимо не менее холодный. — Пора нашего расцвета скоротечна. Вскоре отвиснет грудь, потом появятся первые признаки целлюлита, отвалится задница, пойдет складками повисший живот, морщинки избороздят лицо, а цвет кожи начнет выдавать твой возраст, вот тогда ты и начнёшь терять расположение мужчин, для которых станет очевидным инфляция твоего капитала красоты.

— И что делать? — Катенька лежала всё так же, широко расставив ноги, позволяя подруге делать с ней всё, что та считала целесообразным и, как казалось Катеньке, эта целесообразность несколько переходила грани простого оказания помощи.

— Все просто и всё давно уже придумано до нас! — легонько коснулась своим тоненьким пальцем Альбина вожделенного бугорка и её острый коготочек на миг придавил его, вызвав волну неоднозначных ощущений. — Всё уже давно обкатано и опробовано. Пока молода, не стесняться набираться опыта. Пускай слывет о тебе слава шлюхи или продажной девки. Давалки или чего хуже. Ничего. Главное знай — кому и когда давать. Избегай маргиналов и парней убогих и бесперспективных. Ни кому не давай обещания, но каждого одари надеждой. Будь со всеми и ни будь ни с кем, — баловалась она опухшими губами Катеньки. — Наслаждайся, набирайся опыта и, одновременно, познавай мужчин. А узнав их, отбирай. Отбирай то, что перспективно и в будущем надежно.

— А пока, увы, пока ты молода и в поиске, дерзай… — пальчик Альбины вдруг неожиданно проник в тоннель и Катенька вздрогнула округлив глаза. Альбина же тем временем продолжала. — Увы, один любовник не способен дать тебе всё, что ты хочешь. Например, у меня их трое. Сейчас трое. Вчера я случайно познакомилась с одним африканцем, — подмигнула Альбина, обнажая свою небольшую грудь где красовался громадных размеров засос. — Возможно это будет моё новое, четвертое на текущий момент увлечение, — вновь подмигнула она. — Это не парень, а пылесос, её палей указал вниз, в месту схождения ног.

— А пока их трое. И каждый дополняет отсутствующие качества остальных. Например, Даврамбек — волосатая похотливая горилла, при одном моём появлении впадающего в половой экстаз, готов трахать меня где угодно — на заднем сидении своей машины, в посадке, в парке, на столике в кафе, в туалете, в примерочной бутика, за паллетами с товаром на складе или даже в супермаркете. Это половой имбицил, живущий ради низменных чувств и заводящий меня своей непредсказуемостью. Мы модем сидеть за столиком в кафе, он просит меня склониться, и я вижу уже эрегированный член, который я тут же должна проглотить. Прямо здесь.

— И что ты делаешь? — протянула Катенька и её вопрос был близок к стону. Рассказ, руки Альбины, блуждающие по её половым губам, время от времени проникающие в глубину запухшей вагины, дрожащий под её касаниями клитор. . . Катенька и сама не заметила, как завелась.

— Я это делаю! — отвечает Альбина. — С превеликим удовольствием. Тем более что после каждой подобной услуги, на которую от силы расходуется минуты три, я становлюсь обладательницей некоторой ценной вещи или хрустящей купюры с парой нулей и лицом американского президента.

— Так ты это делаешь за деньги? — удивилась Катенька.

— Дуреха! — рассмеялась Альбина. — Делаю я это исключительно по любви. Любви к риску, азарту, сексу и не вижу ничего зазорного, если за это мужики готовы расплачиваться тем, что у них имеется. У Даврамбека это деньги.

— Валентин, тот, если честно, как мужик — пустое место, — продолжала Альбина. — Маменькин сынок, неудачник и сгусток комплексов, проблем и пороков.

— Так почему же ты с ним? — удивилась Катенька.

— Да я и сама себе порой задаю этот вопрос. Поначалу из сострадания, а дальше, когда он раскрылся, оказалось, что все свои комплексы и низкую самооценку он с лихвой компенсирует в постели. Причем падок, малыш, на эксперименты. Я вообще схожу с ума от садо-мазо или траха в связанном состоянии, подвешенной вниз головой к потолку. Не знаю, что у него там в голове, но каждый раз он меня просто валит с ног своей новой фантазией. В последний раз я была привязана к кровати на протяжении часов шести, а то и семи, и всё время, представь — всё время! — меня трахали, зализывали, на мне испытывали массу приспособлений и вновь трахали, трахали, трахали… Должно быть он обпился каких-нибудь таблеток, потому что когда я попросила наконец-то меня развязать, он это сделал хоть и сожалением, но безропотно и быстро, а его член все продолжал стоять. И стоял даже когда мы вдвоем принимали душ, он меня брал в попку и всё ни как не мог спустить. В этом плане Валентин забавный экземпляр. Даже не знаю, как и бросать его буду, а вдруг он руки на себя наложит?! — как-то печально закончила Альбина.

— А этот, как его? Ты говорила, что их у тебя было три!

— Ох, подруга, — усмехнулась и вздохнула Альбина. — Аппетитная ты девочка. И если бы не стадо бычков, попортивших на какое-то время эту красоту, поимела бы я тебя прямо сейчас же…

Катенька промолчала, но сама идея лесбийской любви ей пришла по вкусу.

— Альберт — это светский пижон. Пижон из той категории, что даже сексом занимаются с мыслью как это выглядит со стороны, выстраивая перед соитием зеркала и камеру. В постели он откровенная посредственность, но вот что касается тусы, сплетен, гламура и иных атрибутов мажорства и светской жизни — лучше его не найти. Как и все подобные типы, он предсказуем. Выезжая в свет, все начинается с подготовки, обязательного минетика для снятия напряжения, потом, по дороге, возбуждение моего клитера пока я не откинусь на спинку и не ссимулирую оргазм. Таким образом он сам себе доказывает, что крут и эффективен. Дальше, собственно, туса или посещение светского мероприятия, где я являюсь экспонатом на показ и должна вести себя соответствующе, а уж обратно, на обратном пути, он позволяет себе разок меня увалить на заднее сиденье автомобиля и минут на пятнадцать разрешить впустить его в себя. Высокомерно кончив, он обязательно снимает презерватив, завязывает его и демонстративно выбрасывает в приоткрытое окно.

— А дальше?

— А дальше мы чинно раскланиваемся, он осыпает меня комплиментами, порой делает подарки. Порой. И мы расстаемся.

— И всё?

— С ним — да. Но вот Даврамбек или Валентин готовы продолжить мой вечер, а то и ночь, дав мне ещё что-то.

— Ух ты! — восхитилась Катенька.

— Если честно, от всех их придется избавиться. Ну разве что Альберта оставлю. Быть может даже женю его на себе. Ещё не решила, — раздумывала Альбина. — Запомни, подруга. Мужчины делятся на три типа. Первые — для души. Вторые — для тела. Третьи — кошельки. Мне ещё ни разу не случалось встречать такого, кто совмещал бы в себе сразу все три добродетели, потому и не остается ничего, как иметь одновременно не менее трех любовников. Главное не запутаться, а то самцы жутко ревнивы, когда дело касается их самооценки. Так что я пока что, подруженька, в поиске. Но с целью уже определилась, — заканчивала Альбина пространную речь. — И осталось у нас от силы годика два -три чтобы жизнь свою устроить, а там, гляди, товарный вид терять начнем, интерес гаснуть станет. А так, муж, ребенок, перспективы…

— Ты когда в очередной раз на охоту пойдешь, — подмигнула ей и Катенька всё так же возлежа на кровати. — Мне подмигни. Кто знает?. .

— Конечно, подруженька! — согласилась Альбина, раскладывая тюбики по местам и закрывая холодильник. — А ты то чего приехала? Не к Ваське случаем? Он тут рассказывал пацанам, в подробностях, как тебя распечатал.

— Да нет. Тут с отработкой.

— И как? Куда отправили? — поинтересовалась Альбина.

— Да, похоже, порешала, — отвечала ей Катенька.

— Как?

— Просто. Один минет — проблемы нет. Завтра заскочу к Петровичу повторно. Пообещала финализировать договоренность.

— Так Виктор Петрович договорной! — обрадовалась Альбина. -А мне тут нарассказывали, мол, скала, а не мужик. Это ты мне хорошую новость, подружечка, принесла. За такую не жалко тебе и моих извращенцев на время попользоваться отдать, — шутила она. — Знаешь, не могу себя представить моющей окна или красящей полы в корпусах. Пойду тоже договариваться, — подмигнула Катеньке она.

Если не сложно, поставьте в конце рассказа отметку «нравится» или отзыв оставьте. Пожалуйста!

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.