Измены жене (8 часть: На этот раз изменила жена, с собственной сестрой при съемке порно)

0 0

Эротическая история «Измены жене (8 часть: На этот раз изменила жена, с собственной сестрой при съемке порно)».

Вечером Люда созвонилась со своей сестрой и через час поехала к ней.

Люда приехала в какой-то гараж. Там стояла Таня, её сестра. Танечька обтянула свою попу чёрными лосинами, а грудь белой футболкой, не дотягивающей чтобы прикрыть пуп, из под неё выделялись соски груди второго размера. В ушах блестели золотые сережки, а на шее цепочька. Волосы Таня выровняла, оставив пробор посередине.

Оттопыренный зад и стройные ноги Людмилы были обтянуты джинсами, а на тело она одела короткую джинсовую куртку, она была широкой в рукавах и на корпусе, но беременный живот оставался голым. Волосы Люда завязала в хвостик, оставляя два маленьких локона по вискам. Она так же одела цепочьку и серые серёжки.

Сестры обнялись при встрече.

— Я договорилась со своим другом, он нас заснимет, — Сказала Таня, — Он снимет нас как полноценный порно-фильм… Хи-хи!

— Спасибо Танюша, я так рада что ты смогла так быстро договорится.

— Только у него одно условие, это видео будет публичным.

Беременная махнула рукой.

— Главное чтобы Денис увидел! Это будет своеобразный подарок.

К веселым сестрам зашёл парень с камерой.

— Это Роман, — Таня указала на оператора.

— Очень приятно, я… — Начала брюхатая.

— Стоп! — Остановил её Роман, — Знакомится будем по ходу того как будет вестись запись, там всё и расскажешь. Садитесь на диван.

Сестры сели на диван рядом со стеной гаража. Роман включил камеру и начал задавать вопросы:

— Как тебя зовут, пузатая?

— Люда, мне двадцать пять лет, — Когда Люда улыбалась говоря это, очень ярко выделялись ямки на её щеках.

— А тебя, та что нормальная?

— Я Танечька, мне девятнадцать. Мы с Людой сёстры, — Улыбалась и Таня.

— Хорошо, ты девственница? Встань, Танюш, я к тебе, ибо Людмила точно не девственница, судя по пузу, — Весело сказал оператор, что даже сама Люда посмеялась.

Таня встала и приступила к поглаживанию своих стройных ножек в лосинах.

— Нет, я не девственница.

— Во сколько лешилась девственности? — Спросил Роман поглаживая выделяющеюся в облегающих штанах письку.

— Аарх, — Защекотало у Тани, — Девственности я лишилась в восемнадцать лет.

— оно и не мудрено, с такими то ножками, — Произнес оператор проводя рукой по ногам девушки.

Он присел и снял Таню снизу, стало видно как выделяется её пизда, снизу и как выступает упругая попа сзади. Он перевел камеру на сидящею Людмилу.

— А ты Людмила, во сколько девственности лишилась?

— Ну… В восемнадцать, — Люда похотливо смотрела в камеру и гладила своё огромное брюхо.

— То есть, как только стала совершеннолетней? — Всё на таком же позитиве спрашивал Роман.

— Да, — Хихикнув ответила мамаша.

— Дай посмотреть на пузо.

Люда убрала руки с живота и выпятила своих тройнят вперед, упёршись на руки. Джинсовая куртка подтянулась ещё выше. Роман положил руку на девятимесячный живот и начал гладить.

— Ты довольна своим жиром, ты считаешь это своей фишкой?

— Где жир?! Я не жирная!

— Ну да, у тебя только пузо жирное, — он дальше поглаживал огромное твёрдое пузо.

— Оно не жирное, — Тоненьким голоском, смущенно произнесла Люда, — Оно беременное, на девятом месяце.

— Ааа, я так и подумал сначала, но потом оно показалось мне слишком большим.

— Там трое деточек, — Люда с трудом перенесла вес на одну руку, а второй погладила свой живот.

— Ого! А ещё у тебя так интересно торчит пупок.

Роман взял пальцами торчащий пупок и начал его дёргать.

— Он как третий сосок, дизлинь-дзилинь, — Оператор ещё пару раз его подёргал, а Люда смеялась с его слов. Потом он надавил на пуп пальцем и начал массировать, — Ну, помимо красивого личика, ты нас ещё чем-то порадуешь? вставай.

Люда попыталась подняться, но у неё не получалось, тогда подбежала Таня и помогла — Она нагнулась и дала руки сестре, подтягивая. Оператор приблизился к заднице Тани и начал гладить её.

— Ты так любишь свою сестру, умничка.

— Да, она как никак воспитывала меня в детстве.

— Эх, классная жопа! — Шлёпнув девушку сказал Роман и снова перевёл камеру на Люду, — А у тебя как с задом?

Он взял мамашу за руку и повернул в полупрофиль спиной. С воскликами «Ого!» он схватился за оттопыренную задницу выпирающею из джинс.

— Вот это у тебя задница! Она хоть упругая?! — Он сжал в руке ягодицу, а Люда только смеялась,

— А ну ка, повернитесь обе задом.

Сестры повернулись к нему задом: Обе задницы были упругими и большими, хотя у Люды были бёдра шире, так как её тело готовилось к родам. Они согнулись, чтобы и обтянутые лосинами и джинсами задницы были отчётливей.

Роман встал по середине и начал жмакать и попы, потом каждой отдельно. Он им приказал вернуться в фас.

— Танюша, а ну ка, покажи грудь!

Таня улыбаясь сняла с себя майку и оголила свои упругие сисечьки второго размера. Роман сжал одну, потом вторую.

— классные сиськи, Таня! — Он взял её за торчащие соски, — Какие у тебя сосочки

Он оттягивал грудь за сосок и давил и так несколько раз, с каждой сиськой. Таня иногда издавала стон, но улыбалась. Потом он провёл по животу женщины и засунул палец в пуп.

— Какой глубокий пупок, не то что у твоей сестры. И живот такой гладенький, — Роман водил рукой по животу.

Потом он спустился в штаны и начал массировать под лосинами вагинку девушки. Та начала стонать.

— Ну, как? Когда в последний раз трахалась?

— В прошлом месяце.

— С кем? У тебя есть парень?

— Нет, парня нет… Ах! У меня есть друг, которые меня трахает.

Роман ещё потеребил её щель, а потом улыбнулся и шлепнул её по потёкшей пизде, затем повернулся к беременной.

— А ты давно занималась сексом?

— Восемь месяцев назад, если не считать миньета, — Улыбалась мамаша, продолжая гладить брюхо.

— Не мудрено, с таким то пузом.

Оператор спустился камерой от пупа живота, до низу — Теперь стала видна, почти голая пизда беременной.

— Хах, так у тебя ширинка не застёгнута и лохматка видна!

— Да, мой живот стал ниже перед родами и теперь я не могу натянуть штаны, — Люда потерла свои голые бёдра, — Видите, бёдра видны. Пузо мне не дает застегнуть штаны.

— Так можно даже трусы не носить, всё-равно пизду не видно.

Люда рассмеялась.

— А как сиськи твои поживают?

Роман расстегнул пуговицы джинсовой куртки Люды и снял с её. На шее мaмки сверкала только серая цепочька.

— Вот это дойки! — Воскликнул Роман и погладил обвисшее вымя, — Какого размера они?

— Пятого.

— А у сестры второго, почему такая разница в размере?

— потому что я беременна, — Посмеялась Люда, — В моей груди молоко, — Говорила она поглаживая обвисшие тяжелые сиськи.

— А ну ка, подойдите друг к другу и я сравню вашу грудь.

Сестры встали в фас, прижавшись тонкими плечами.

— Значит эти два шарика, второго размера, — Роман провёл руками по груди Тани, — Они такие упругие… Классные сосочки, — Он покрутил её острые соски и вдавил один из них пальцем.

Он перешел к груди Люды.

— А это шариками не назвать, скорее мешки, — Он провел пальцем по синим венам на вымени. Он немного надавил выше уровня сосков, — Они мягкие… И соски тоже… В отличии от сосков сестры, жирные и мягкие.

Он переложил руку на твёрдое пузище Люды, а потом переложил на твёрдый животик Тани.

— Лицом вы похожи, но такие разные. У одной огромное жирное пузо, а у другой маленький и сексуальный, у одной маленькие упругие сиси, а у другой дойное вымя… Повернитесь ка лицом друг к другу.

Сестры упёрлись животами — Пузо Люды в форме торпеды, буквально вдавило живот Тани. Но

вид выпирающих поп, в профиль у обоих девушек отчетливо было заметно.

— И так сестрицы, вы любите друг друга?

— Да, — в унисон ответили они.

— Поцелуйтесь… Поцелуйтесь в засос.

Девушки похихикивая попытались сблизиться, чтобы поцеловаться, но брюхо Люды помешало.

Тогда оператор повернул брюхатую в фас, сам встал на косую от них, а Таня прижалась к сестре с боку. Люда повернула голову в бок и сестрички соприкоснулись пухленькими губами, а потом и языками. Они целовались вне рта, чтобы были видны движения их языков. Потом они втянулись и стали видны только их упирающееся друг в друга губки и языки под щеками. Таня сжимала дойку Люды, из которой брызгало молоко, а Люда сжимала ягодицу Тани, от чего та текла.

Потом Роман указал Люде отлизать своей сестре. Сначала беременная с трудом села, но только в позу «сидеть между коленей». поцеловав мокрые лосины сестры, она принялась лизать пизду, ещё не сняв штаны. Старшая сестра взяла младшую за ляхи и гладила их, пока сосала штаны. Потом она провела руками от ног, до попы и стянула чёрные лосины с сестры, оголив её бритую письку. Дальше она поцеловала и туда сестру, но недолго думая залезла языком в щель и начала водить языком вверх-вниз.

— Ну как, вкусная пизда сестры? — Спросил Роман.

— Солёная, — Хихикнула Люда и всунула язык выше, полизывая клитор.

— Как работает язычёк сестры?

Но Таня ничего не ответила, а просто стонала потирая свои упругие сиси второго размера.

Потом сестры поменялись местами — Таня сидела, а Люда стояла, выпятив пузо. Только Таня не делала куни сестре — Она поцеловала её в торчащий пуп, а потом заснула язык туда и начала лизать его. Даже от этого, Люда невероятно возбудилась и схватилась за свои сиськи пятого размера и по случайности доила молоко на голову сестры, издавая стоны. Когда Таня начала уже сосать сам пуп, Люда уже начала рычать и тереть лучевую зону паха, так как не могла потребить вагинку.

— Я вижу у тебя не просто дойки, — Промолвил Роман, когда Таня оставила в покое пуп потёкшей сестры, — Они же полны молока.

Оператор легонько потряс по очереди сиськи, проговорив слова. Люда принялась массировать свой сосок и сказала:

— Ну, я же не только беременная мaмa, я ещё и кормящая.

— Да?! А сколько у тебя детей?

— Ну, если считать тех что в пузе — Девять.

— Девять?! Да я гляжу ты матрона! Никак не натрахаешься!

Он пошлёпал смеющеюся с «шуточки» мамашу по брюху.

— Если ты привыкла кормить детей, то может ты покормишь свою сестру? Что Таня, ты же не против?

— конечно нет, — Говорила веселая девушка, массируя писю.

Роман понял что из-за живота Тане будет не удобно сосать грудь сестры и пихнул последнею в живот, так что та упала. Оператор и Таня подтащили к дивану матрону и облокотили об него спиной.

Танюша легла головой на длинный живот, а Люда положила ей в рот сосок длинных сисек, будто кормит ребенка. Младшая сестра мгновенно присосалась к правому вымени. Таня пила очень жадно и молоко проливалось. Такое жадно питье отражалось на возбуждении двадцати пяти летней женщины, которая доила левую сиську, прямо на голое тело сестры.

— Как молочко? — Спросил Роман.

Таня кинула похотливый взгляд на оператора и улыбаясь продолжала сосание молока, которое проливалось и мимо рта.

— Люда, да ты корова! — Воскликнул оператор глядя на живот Татьяны, — Она же вся белая от твоего молока!

Он залез пальцем в глубокий пупок Тани, заполненный молоком сестры, потом полез пальцем уже в щель. Когда Таня не выдержала удовольствия от пальцев Романа, она выпустила толстый сосок изо рта и вскрикнула. Больше не сказав ни слова, Роман поднял за руки девушку и провёл по её телу руками, чтобы «снять» жидкость. Люду он взял за плечи и положил спиной на пол: дойки попадали по сторонам, а огромное брюхо торчало вверх.

— Смотри, матрона, мы посадим твою сестру тебе на пузо, хорошо?

— Ну, посмотрим что получиться.

Таня взобралась на беременный живот сестры и раздвинув ноги села. Старшая сестра сразу начала тяжело дышать, поглаживая доступную область живота. Попка Тани упёрлась в брюхо сестры, как и пизда с ништяком — Роман указал извиваться: попа переливалась об твёрдый живот — Прям глаз радовало, а мокрую пизду, трение , кажется ещё больше возбуждало.

— Как ты, Таня?

— Возбуждена. Никогда не пробовала такого, ах!

— А ты, Люда, терпишь?

— Попытаюсь ещё чуть чуть, — Старалась сквозь боль улыбаться женщина, время от времени издавая стон.

— Таня, — Он вновь перевёл камеру, — Потереби свою дырочку!

Таня вставила два пальца в щель и начала: сначала она это делала медленно, так что было видно всё изгибы её тела, но потом она вошла в раж и просто начала трястись испуская смазку на пузо с тройней.

— Люда, что ты сказала?

— Ай, мне больно, ах…

— Но приятно, судя по всему. Я так заметил что тебя возбуждают действия с твоим девятимесячным арбузом.

Люда ничего не сказала, а просто пискнула, в такт своей уже пищащей от удовольствия сестре. Роман наступил ногой в чешке на голову пузатой и перевёл камеру на Таню. Он схватил её за сосок, сисек которые тряслись от быстрых движений.

— Давай, работай пальцами!

Через тридцать секунд Таня наконец кончила, а Роман встал сбоку от сестёр и дал руку младшей.

— Попробуй встать.

Таня не успев отдышатся, дала руку оператору и поднялась — Теперь она стояла на беременном брюхе сестры, которая мяла свои молочные сиськи, пытаясь отвлечься от боли.

Роман всунул два пальца в письку Тани и развёл половые губы по сторонам и заснял внутреннею часть как можно подробней. Оператор с понял что девушка так возбуждена, что не устроит на ногах, тогда он её спустил.

Через какое то время, он снова поднял сестёр и поставил рядом. Он дал им скакалки. Они сразу поняли что надо делать.

Голая Таня текла пиздой, сиськи второго размера переливались во время прыжка, а Люда текла сиськами, которые стукались об громадное брюхо и брызгали молоком.

— Так, хватит! Люда, а у тебя молоко не закончится, если ты будешь вот так течь весь день? — Спросил Роман и нажал на сосок.

— Нет, что ты? У меня оно само вырабатывается.

— Но лучше так.

Роман достал чёрную изолетну и пару отрезанных кусочков приклеил к соскам беременной. Ещё одним куском изолетны он заклеил пизду Тани и провёл вплоть до ануса.

— Чуть не забыл про третий сосок!

Воскликнул он и заклеил пуп матроне. На этом Роман решил не останавливаться и наклеил пару полос по ляхам Танечьки и заклеил ей всю задницу, а Люде он ещё и рот заклеил. Дальше оператор указал сестрам дальше прыгать, а потом поставил их раком. Достав ремень, он шлёпнул Таню по измотанной жопе.

— Большим попам — большая сила.

Они держались руками за диван, но Таня пару раз падала от ударов. Потом он перешёл к заду Люды.

— У тебя попа по больше.

Роман наконец стянул с женщины штаны и отшлёпал. Затем он достал стек. Он шлёпал им соски Тани до покраснения, а потом перешёл к сиськам Люды. Они были больше, потому он бил везде кроме сосков.

Далее Роман резко начал сдирать изоленту с задницы и ног Тани, та аж упала от боли.

— Поднимайся, блять!

Роман её поднял и содрал последний кусок — С пизды. Таня рыча, просто упала поглаживая свою писю.

Оператор перевёл камеру на Люду и сорвал со рта изоленту, так что её губы разбухли ещё больше. Он взяла её за грудь и резко сорвал, по одному, куски изоленты на сосках, вызвав течку молока. С пупа было больнее всего Люде, так что он сжалась, поглаживая пупок.

— У твоей сестры болит попа, помоги ей.

Таня снова была раком, а Люда сидела у её упругой задницы. Люда целовала попу младшей сестры и по стандарту, начала её потом лизать. Она перешла языком в ништяк, а оттуда в анус. Стонущая сестра взяла старшую за голову и прижала лицом к попе. Люда поняла и просто начала тереться личиком об ягодицы сестры.

Потом Люда села на диван, а Таня на пол. Она упёрлась головой об живот , в готовности уснуть. Она гладила ляжку сестры, а сестра голову ей.

— Вот и всё.

Оператор выключил камеру и пошел записывать это всё на диск. Сестры оделись, закрыли гараж и пошли по домам.

Через три дня, Люда ночью показала этот диск мужу — Это был подарок для него. Он смотрел фильм, а его жена расстёгнутым халатом следила за ним и потирала его член.

— Может и ты мне сделаешь подарок?

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.