Черная жемчужина (1 часть)

0 0

Эротическая история «Черная жемчужина (1 часть)» от нашего пользователя.

1

Руководство решило подкрепить Сашин карьерный рост обучением по умению руководить людьми, по стратегией компании, по умению общаться с высшим руководством для достижения целей, и по прочим важным вещам.

Это был не просто тренинг. Тренинг в Лондоне! Очень приятно, когда компания инвестирует в тебя, видя в тебе перспективы. Нужно стараться вдвойне – не подвести, не соскочить и не сорваться с тернистой сложной дорожки к вершине, на которую удалось вскочить.

Очень ревнивая Сашина Оля чуть ли не со слезами отпустила его в загранкомандировку – такого видного (качок приятной внешности) и умного могут кадрить всякие, и кто его знает. Но устраивать сцены и не пускать любимого на такое важное для него мероприятие, конечно, глупо. Нужно радоваться за своего мужчину, хоть и волноваться. Оля радовалась и очень волновалась, ревновала.

Саша не собирался изменять Оле – они совсем недавно начали совместную жизнь, довольно пикантную в интимном отношении, в которой его все очень даже устраивало. Лишь на мгновение в аэропорту он с улыбкой задумался, увидев вход в аптеку, – а не купить ли презервативов? «Нет, не купить. » И Саша прошел мимо аптеки.

2

Ведущей тренинга была англичанка-мулатка, с лицом Рианны, только постарше, тридцать с большим хвостиком. Она была очень эффектна и сексуальна – будучи практически копией такой звезды по-другому и не могло быть. Формами, правда побольше, чем всемирно-известная певица, однако это даже было к лучшему, ибо нечего женщине (все-таки не артистке и не певице) выглядеть, как шкoльница или юная эстрадная профурсетка, когда уже сорок не за горами. Формы были хоть и не худосочными, но без признаков жировых складок по бокам, бедра очень гармоничной округлости. Лицо ухоженное, при косметике. Все очень сексуально.

Вообще, у Саши создавалось впечатление, что только белые женщины не любят макияж на лице. Все черные женщины, каких когда-либо видел Саша за свою жизнь, всегда следили за своим лицом, и не допускали такого, что позволяли себе белые. В этом месте Саша не понимал своих белых соплеменниц – неужто они думают, что без косметики они выглядят умнее? Ну, уж точно не краше.

Ведущую-лидера обучающей сессии звали Энджела Скотт. Она сразу всех попросила, чтобы к ней обращались по имени, и никаких мисс или миссис Скотт. Хотя для Саши она сразу стала Рианной.

Энджел-Рианна была молодец, нужно отдать должное – она была с большим опытом как теоритическим, так и практическим, быстро создала хоть и неформальную, но деловую атмосферу тренинга – ничего лишнего, но и добавить, казалось, нечего. Она заряжала своей энергией всех, проявляла великолепные лидерские качества. Саша не удивился бы, если бы друг оказалось, что Энджел Скотт когда-то служила сержантом морпеха. С ней не поспишь от скуки на занятиях.

«С ней не поспишь» — короткая мысль о деловом ведении тренинга промелькнула в голове у Саши, однако он за нее почему-то уцепился и начал раскручивать в другую сторону.

«С ней не поспишь. Ух, как бы это было с ней в постели? Точно не уснешь всю ночь. Интересно, какая она? Наверняка, темперамента там, на троих белых хватит. Интересно, как у нее все устроено?»

Саша начал отвлекаться, мысленно раздевая и трахая Рианну, вспоминая сцены из порнофильмов, главными участниками сцен которых являлись белый мужчина и черная красавица.

«Все, нужно сосредоточится на занятиях. А то стояк замучает. Еще минут пять фантазий, и яйца начнут болеть и требовать немедленный экшн и облегчение. »

3

Саша прилично устал за первый день. Ибо все это было только на английском языке, которого он далеко не носитель. А черная Анжелка лупила на своем кокни или еще каком манчестерском диалекте, как будто специально произнося слова и строя предложения так, что Саше хотелось сжечь все шкoльные учебники английского языка, которые он когда-либо держал в руках.

После официальной части все пошли в соседнее кафе на ужин. Саша выпил пива и быстро захотел спать. Рианна сидела далеко от него, и он, подгоняемый ревнивыми смсками от Оли, решил, что на сегодня хватит.

Перед сном он долго болтал с Олей по телефону и уснул, думая, где же сейчас Рианна, осталась ли в гостинице ночевать или поехала к какому-нибудь своему Леброну Джеймсу, Ленноксу Льюису, или кто там у нее партнер по жизни…

4

Утром Саша не пошел на завтрак, не хотелось. Выпил «комплимент от гостиницы» в виде растворимого кофе, схватил из мини-бара бутылку колы и вышел из своего номера на седьмом этаже.

Из номера напротив вышла Энджела-Рианна.

— Морниг! – обрадовался неожиданной встрече Саша.

— Монин, — ответила Рианна, на мгновение включив формальную улыбку, и тут же выключив ее, снова превратившись в отставного женщину-сержанта.

Несмотря на весь ее по-военному деловой вид, Саша не испытывал страха или смущения перед ней. Наоборот, ему хотелось с ней поболтать и даже подерзить. А что? Вчера он был неплох на занятиях, проявлял смекалку, был активен и не тупил. В отличие от многих.

— Вы были на завтраке? – спросил он, пропустив ее в лифт вперед.

— Йес, — снова на мгновение включилась искусственная улыбка.

— А я что-то не захотел, только… Только… Только кофе попил… — Саша замялся, нажимая кнопку «лобби», понимая, чтоб дверь лифта за ними закрылась, но они никуда не едут.

— Холи шит, — с улыбкой сказал Саша, покачав головой и думая: «И еще эти люди будут ругать русскую технику. »

Рианна нахмурилась.

Как джентльмен, Саша был у пульта – нажимал все подряд кнопки лифта, в надежде, что они хоть куда-нибудь поедут.

Но лифт решил никуда сегодня утром не ехать и более того — не выпускать из себя пленников.

Саша нажал кнопку экстренный вызов, и она с радостью провалилась внутрь устройства.

— Уат да фак а ю дуин? Какого черта ты делаешь? – возмутилась сержант Рианна и, посторонив все сломавшего Сашу, нервно принялась тискать кнопки сама.

Лифт отказывался подчиняться даже Рианне.

Они уже по два раза по очереди понажимали все кнопки, поорали в волю, но было такое впечатление, что Лондон вымер, и во всей столице Великобритании остались только два живых человека, Саша и Рианна. Да и то, застрявших в лифте.

Рианна очень сильно занервничала и забормотала «уот а шейм, какой стыд. »

Саша начал подозревать, что эта строгая, невозмутимая, видавшая виды женщина немножко страдает клаустрофобией.

А этот непонятный Саше недуг у некоторых людей может вызывает неприятные непредсказуемые реакции. По лицу своей невольной соседки-пленницы, Саша понял, что она в предобморочном состоянии.

Рианна еле слышно пробормотала:

— Я хочу в туалет…

Саша на мгновение поднял от удивления брови, но тут же опустил их, чтобы своим видом еще больше не смущать бедную мулатку.

«Ну, и дура! Пипец! Выходить из гостиничного номера с полным мочевым пузырем. Хорошо, если это только мочевой пузырь у нее требует облегчения, а если… Пипец, задохнемся… »

— Пи?. . – осторожно спросил Саша.

— Йес, — тихо ответила Рианна и скорее всего покраснела, хотя по цвету ее лица это было невозможно определить.

Саша быстро нашелся. Он открыл колу, в два больших глотка опустошил две третьи содержимого и, непроизвольно сильно отрыгнув газы и пробормотав «сорри», протянул бутылку страдалице.

Было похоже, что Рианне было очень невтерпеж. Она без раздумий схватила бутылку, задрала юбку и приседая потянула вниз колготы с трусиками.

Саша во все глаза смотрел на происходящее.

— Уил ю факин терн? Может ты отвернешься? – зло попросила Рианна.

Сашин английский подвел его – он перевел фразу не как «отвернись», а как «поверни».

Конечно, Саша повернет, подержит и поможет ей в беде, сделает все, что нужно. Тем более такой красивой женщине, с которой случилась неприятность, и она вот-вот рухнет в обморок.

Он с радостью наклонился к Рианне, выхватил у нее бутылку из рук и начал старательно помогать – ведь здесь еще попробуй попади.

— Фак! Я прошу тебя отвернуться! – закатила глаза Рианна, но сопротивляться ничему уже не могла.

Саша держал бутылку и аккуратно прикладывал горлышко к маленькой дырочке ее писи. Он знал к какой. Не к той, в которую он весь вчерашний день мечтал войти своим толстым членом. А в маленькую дырочку чуть выше. Горлышко бутылки окружило выход мочевого канала, и в ту же секунду из него полилась мощная струя. Уф! А у мужчин-то струйка потоньше будет.

Рианна сидела, балансировала на каблуках, опираясь на Сашино мощное плечо, и писяла в бутылку с колой.

Саша любовался депилированными в ноль гениталиями мулатки. Они были идеальны своим великолепием. Шоколадная кожа больших губ, иссиня черные, как огромный разрезанный изюм, ровные эротично чуть сморщенные малые половые губы, красивая розовая головка клитора, и такой же контрастно розовый вход во влагалище.

Рианна писяла, наполняя бутылку, Сашин член готов был порвать ширинку, сам он постоянно глотал непроизвольно обильно выделяющуюся у него слюну.

Наконец, струйка начала ослабевать, Рианна, сделал три последних впрыска, порнушно сжимая при этом вход во влагалище, глубоко вздохнула и тихо сказала:

— Все.

Она выпрямилась, быстро протерев свою вагину салфеткой, натянула трусики с колготками и поправила юбку.

Саша закрутил крышку на полной бутылке, молча глядя Рианне в глаза и продолжая бороться со своей бесконечной слюной.

Рианна посмотрела на бугор в Сашиных штанах и обжигающе стрельнула исподлобья в его глаза своими, догадываясь, что обо всем произошедшем думал Саша и в особенности Сашин член.

5

За дверью лифта началась шумная возня – к ним уже спешили на помощь. Перед самым открытием дверей, Саша серьезно сказал:

— Миссис Скотт, все, что сейчас произошло, останется между нами. Не беспокойтесь. Ай промис. Ай свэа.

— Сэнкью, — прошептала Рианна, вдруг на секунду превратившись в простую, слабую, беззащитную женщину.

Дверь открылась.

Саша хотел сказать ей комплименты, но успел только шепнуть:

— Вы замечательный человек.

Она чуть заметно кивнула и, снова быстро войдя в образ сержанта морпеха, стремительно покинула лифт.

Ох, и достанется же гостиничному персоналу!

Саша вышел следом, пряча бутылку колы от посторонних глаз – ибо по цвету это было уже скорее фанта с колой – и не спеша пошел по ступенькам вниз, стараясь не догонять Рианну, чтобы они не светились вместе.

Вам также могут понравиться