Алиада, жрица ВакХалла (1 часть)

0 0

Эротический рассказ «Алиада, жрица ВакХалла (1 часть)» от нашего постоянного пользователя.

Солнце едва показалось из-за горных вершин, и его ласковые лучи весело заиграли в журчащем, хрустальном потоке.

Юная девушка, босоногая, одетая в легкую, белоснежную тунику, обнажавшую одну грудь, весело скакала по каменистому дну ручья. Брызги, снопами искр разлетались в разные стороны. Ледяная вода бодряще пощипывала ступни.

Красавица присела на выступающем камне и кончики ее угольно-чёрных волос коснулись водной глади. Она зачерпнула в ладошки искрящейся влаги, умылась, зачерпнула еще, чтобы утолить жажду.

— Алиада! — донесся крик матери с крыльца их роскошного дома — тебе пора начинать готовиться к вечеру! Иди в дом, завтрак подан.

Девушка мотнула копной волос, и карие, миндалевидные глазки засверкали озорным огнем.

— бегу, матушка — звонкий голос разнесся по территории, отражаясь от скалистых склонов.

У нее было еще две старшие сестры и четверо братьев. Все, кроме нее, уже достигли зрелого возраста. Но сегодняшней ночью, ее очередь становиться полноправной жрицей ВакХалла и помощницей матери в ублажении прихожан.

Их богатый, роскошный дом был построен у подножья Хиаббы, самой крупной вершины из горной цепи южного континента Раабос. Многочисленные талые воды пробивали себе путь, и наполняли собой реку Хиибу, которая снабжала жильцов водой и рыбой.

В одном дневном переходе располагался город Видос. Город был маленький, но там служители храма Тииды покупали припасы. Сейчас с товарами стало туго. В прибрежных районах шла война. По слухам, которые приносили многочисленные гости их дома, Ангалиане, пришедшие морем, захватили все северное побережье и теперь разворачивают армию. Такое положение убивало торговлю.

Культы ВакХа на захваченных территориях были полностью уничтожены фанатиками АнгАлла. Рано или поздно, они доберутся и сюда. Но пока что в центральной части Раабоса было спокойно.

Если бы не катаклизм, случившийся 10 лет назад, северяне уже тогда взяли бы материк под свой контроль.

В день высадки, когда старшие инквизиторы ворвались в великий храм Лаадана, столицы прибрежного торгового королевства Лаад, земля затряслась, а спустя четверть часа, огромный взрыв пронесся над побережьем, разрушая все на своем пути. И нападающие и защитники были разбиты, город лежал в руинах, погребая под собой всех. Но главное, был уничтожен флот северян.

В течение девяти лет они готовились к новой атаке, однако теперь королевства Раабоса были готовы к атаке. Объединив свои силы, уже целый год они сдерживали Ангалиан, постепенно отступая в глубь материка.

Поговаривают, что в том взрыве погибли и братья-боги, схватившись друг с другом. Как бы там ни было, ни тел служителей храма, ни тел нападавших в развалинах отыскать не удалось.

Тиида сидела во главе стола. Дети завтракали по обе стороны от нее. Отца у них не было, точнее отцом мог оказаться любой, кто вкушал гостеприимство этого дома, и поэтому все дети были разными, но одно они безусловно получили от матери. Свою привлекательность.

Слухи о красоте хозяйки распространились даже за пределы страны. И многие совершали паломничества, чтобы попасть под своды храма, открытого жрицей в собственном поместье. Черноволосая, с яркими, выразительными, глазами изумрудами, она завораживала одним взглядом. Пышная грудь оставалась упругой и крепкой, даже без особой поддержки. Никто из живущих не смог бы назвать ее возраст, так как гуляя в компании дочерей, она мало чем от них отличалась. Жрицы любви всегда живут долго, и сохраняют свою привлекательность многие годы.

Остальные служители храма располагались за вытянутым столом у подножья оживленно беседуя, обсуждая дела и просто делясь новостями.

Завтрак был богат фруктами, сыром, мясом диковинных птиц и животных. Легкое, молодое вино дополняло трапезу.

Все девушки носили белоснежные туники, оголяя левую грудь. Юноши облачались в набедренные повязки чуть выше колен, оставляя открытым торс.

— матушка, много ли будет гостей сегодня? — поинтересовался Эос, старший сын, сидевший ближе всех к матери.

— я же знаю, тебя волнует придет ли Кассия с братом? — снисходительно улыбнулась хозяйка, обмакивая кусочек сыра в янтарный мед — их семья обещала присутствовать. Так что увидитесь.

Юноша, смущенный тем, что его мысли раскрыты, пригубил вина, и благодарно склонив голову, отломил кусочек мякоти, запеченной с пряными травами, перепелки.

— дети — поднимаясь, произнесла верховная жрица — заканчивайте, времени мало. Алиада, идем со мной.

— Да матушка — темноволосая красотка отщипнула виноградинку и та скрылась между нежных девичьих губ.

Мать и дочь вышли из обеденной залы, прошли по светлому коридору и попали в просторную купальню. Калейдоскоп запахов ароматических масел вскружил головы.

Тиида подошла к дочери и ее ловкие пальцы расстегнули, удерживающую одежду, брошь.

Туника упала на пол, обнажая бархатистое, молодое тело. Ровный загар покрывал нежную кожу. Аккуратная, средних размеров грудь учащенно вздымалась при каждом вздохе.

— ты очень красивая — обходя свое дитя прошептала жрица — готова?

Щеки девушки покрылись румянцем. Она покорно стояла, опустив глаза в пол, и вытянув руки вдоль тела.

— я всю жизнь ждала этого дня. Конечно я готова. Но я немного боюсь — миндалины карих глаз обратились к родному лицу.

— ну что ты, милая — ласково обняла ее Тиида — ты справишься. И гостей будет не так много, как было до войны. Иди ко мне — материнские губы нежно коснулись губ дочери — и ничего не бойся.

Расстегнув застежку у себя на плече, Тиида оголила свое роскошное тело. Смуглую кожу покрывали обычные для жрецов узоры и руны.

Алиада с обожанием смотрела на свою мать, пожирая глазами. Ее грудь начинала вздыматься быстрей и быстрей.

— ахх — тихо вздохнула девушка, стоило только умелым пальцам yчитeльницы коснуться ее цветка.

Мать уложила дочь на не высокое мраморное ложе, нагретое теплыми источниками, которые били под полом наполняя купальню паром, и раздвинула стройные ноги.

Ее ладонь накрыла невинное лоно, и нежными круговыми движениями, хозяйка дома стала ласкать розовую щель.

Юная нимфа стонала все громче. А руки ее вцепились в пышную грудь матери.

— мама, мaмoчка! Я люблю тебя, пожалуйста, сильнее. .

— я тоже тебя люблю — убирая руки шептала Тиида — не торопи события, научись растягивать удовольствие. Запомни, хорошая жрица способна насладиться дюжиной мужчин, прежде чем насытится сама, но для этого она должна уметь контролировать свою страсть.

Поднеся темный флакон, мать откупорила пробку, и вязкое ароматное масло устремилось к нежному телу. Ловкие и умелые руки Тииды втирали его в гладкую кожу дочери. Она разминала ее грудь, слегка прищипывая соски, умасливала плоский животик. Пальцы проникали между ног девушки, заставляя ту закусывать губы.

Перевернув свою девочку на живот, жрица принялась массировать ее плечи и спину, постепенно спускаясь к идеальным полукружиям попки. Обильно полив их маслом, материнские руки раздвинули упругую плоть, обнажая тугое чуть сморщенное колечко ануса. Вязкая струя протянулась от горлышка пузырька к девственному проходу, и мама большим пальцем руки проникла в него. Почувствовав некоторый дискомфорт дочери, Тиида расправив ладонь, нащупала клитор, и стала его ласкать. Спустя пару секунд, будущая жрица уже томно подавалась навстречу, позволяя yчитeльнице погружать сразу два своих пальца в свою попку.

— умница — мама поцеловала Алиаду в плече, и, придвинув свои губы к мочке уха, прошептала — этим ты должна научиться пользоваться лучше, чем своей щелочкой. Ты тренировалась с игрушками как положено?

— да матушка, я упражнялась каждый день, как ты и велела — тяжело дыша отвечала девушка.

Тиида закончила массаж, когда каждый пальчик на стройных ногах был размят с предельной тщательностью.

— вставай — скомандовала она.

Девушка слезла с уютного ложа, и чуть захмелев от материнской ласки, покачиваясь, ожидала инструкций.

Обойдя ученицу, мать запустила руку между ее ног, затем поднесла к лицу. Взглянув на мокрые пальцы, она стала поочередно облизывать их.

— мм, чудесно — Тиида обхватила указательный палец губами, и причмокнув, засосала его — у тебя восхитительный вкус. Попробуй — раскрытой ладошкой жрица провела по намокшей щели своей дочери. Черноволосая красавица тут же припала лицом к руке матери, жадно слизывая свой сок.

— мама, я хочу попробовать тебя, можно? — с придыханием в голосе, прошептала девушка. Хозяйка дома села на край ложа, на котором только что лежала Алиада, и раздвинула ноги.

— попробуй, покажи на что способен твой язычок — Тиида призывно погладила свою щелочку, пропуская средний палец между розоватых, довольно крупных лепестков.

Малышка опустилась на колени, и впилась губами между ног пышногрудой брюнетки.

Причмокивая, молоденькая брюнетка засасывала крупный клитор, проникала языком в глубину розовой щели. Она вылизывала свою мать, и словно кошка, урчала от удовольствия.

Жрица с любопытством следила за ее действиями, закусывая губу, когда нежные ласки становились особенно страстными. Она запустила пальцы в густые черные локоны и стала массировать голову дочери.

— умница — учащенно дыша, простонала yчитeльница — но нам пора. Одна я не смогу подготовить тебя к вечеру. Твои братья и сестры уже должны ждать нас у меня в спальне, а в отношении женских ласк, как я вижу, ты полностью готова.

Дочь направилась следом за матерью, не отводя взгляда от грациозно покачивающихся, блестящих бедер. Полностью голые, они шли по дому. Поднялись по широкой лестнице гостиного зала, провожаемые восхищенными взглядами служителей, каждый из которых был занят своим делом, подготавливая помещения к грядущему вечеру.

Тиида распахнула массивные, двустворчатые двери, пропуская свою дочь вперед. Алиада вошла в просторную спальню и взгляды сестер и братьев уставились на нее. Дети расположились на огромной постели своей матери, и придавались любовным ласкам, ожидая сестру. Оторвавшись от своего занятия, Эос и Линдан подошли к девушке и потянули за собой. Не закрывая дверей, Тиида направилась следом и уселась в уютное кресло. Она с удовольствием наблюдала, как многочисленные руки ее детей потянулись к младшенькой, жадно впиваясь в нежное тело, затягивая Алиаду в постель. Образовалась куча-мала из переплетения молодых тел, в центре которой была ее дочь. Все ее умасленное тело покрывали поцелуями. Нора, средняя из дочь, с волосами соломенного цвета и пышной, объемной грудью, жадно припала к мокрой и ароматной щелочке. Эос и Линдан стояли на коленях у головы Алиады, целовались и опускали свои прекрасные члены в объятия страстных губ.

Остальные, в ожидании своей очереди, ласкали губами и руками тело брюнетки, не забывая уделять внимание и друг другу.

Мимо открытой двери то и дело сновали, занятые своими делами, служители, с любопытством косясь внутрь комнаты, где происходила «подготовка» будущей жрицы.

Алиада с жадностью принимала в свой ротик каждый член, появлявшийся возле лица. Третий брат пристроился между Эосом и Линданом, претендуя на свою порцию ласк. Поймав взглядом нового гостя, девушка запрокинула голову, ловя губами непослушную плоть и страстно втянула щеки, создавая вакуум во рту.

Юноша издал грудной стон, но Алиада выпустила его ствол, обратив внимание, что четвертый, младший из братьев, сидит в стороне и безучастно наблюдает.

Она нежно отстранила от себя любовников и повернувшись на четвереньки, направилась в его сторону.

— Адан, братик, ты чего сторонишься? Или эти негодники тебя не пускают? — спросила малышка, игриво царапая его внутреннюю поверхность бедра, и обратилась к братьям — а вам не надоело ущемлять младшеньких? Нора, помоги мне, эти мальчишки совсем от рук отбились — она повалила младшего брата на спину, задорно оттопырив попку вверх, и принялась покрывать поцелуями его юное, стройное тело, медленно подбираясь к несоразмерно крупному члену.

— они просто завидуют, что у них меньше — поддержала братика Нора, присоединяясь к сестре. И девочки стали губами отбирать друг у друга увесистую головку брата.

— ничего мы его не притесняем — возмутился Линдан — он сам в стороне сидит, никто ему не мешал присоединиться.

— ладно вам спорить — вмешалась третья, старшая из сестер по имени Ника. Смуглая, высокая, с очень стройной точеной фигурой девушка, видимо получившая свою внешность от одного из жителей островов южных морей, которые посещали храм Тииды время от времени — мы все знаем, что Адан у мaльчиков любимчик, и в обиду его не дадут. Ведь так?

— конечно! — в один голос поддержали братья — Адан, правда ведь?

Но юноша уже тяжело дышал, наслаждаясь губами сестер, которые поочередно заглатывали его внушительный ствол. Он только приподнялся на локте, смерил взглядом девочек, взглянул на троицу братьев и произнес:

— может вы трое сестренкой займетесь? Хватит уже обо мне, я понаблюдать хотел.

Как по команде, братья бросились к Алиаде, Эос припал губами к, направленной в сводчатый потолок, попке. Покрыв поцелуями сперва мягкие полукружия, он вставил свой умелый язык дырочку своей сестры.

Линдан пристроился с правого боку, запустил свою руку между девичьих ног, другой рукой вцепился в прекрасную грудь, разминая ее, от чего стоны раздавались все громче.

Ника, притянула к себе Нору.

— давай-ка в сторонке пока посидим, сестренке нужна вся сила ребят, а у нас еще ночь впереди.

Блондинка понимающе кивнула, и улеглась на подушки. Ее ручка легла между ножек мулатки, и та застонала от нежных прикосновений.

— мама, иди к нам — позвала Ника, закусывая губу и в ответ растирая клитор сестры — тут вид лучше.

Тиида улыбаясь подошла к дочерям, втиснулась между ними и развела стройные ноги в стороны. Дочки тут же пустились гладить материнскую щель.

Адан выбрался из под Алиады, и вместе с Тимом, так звали четвертого брата, встал перед ней на колени. Мурча от удовольствия, брюнетка поочередно хватала губами члены красавцев.

Линдан погрузил два пальца руки в розовую девочку, и яростно вибрировал внутри, разбрызгивая сладкий и липкий сок во все стороны.

Эос, вовсю насладившись вкусом задней дырочки, решил перейти на следующий уровень. Оперевшись руками о поясницу сестры, он приставил член к тугому анусу, и стал медленно погружаться. Когда, поборов сопротивление, массивная головка проскочила внутрь, Алиада выпустила ствол Тима, и издала протяжный стон. Мать всегда заставляла ее упражнять свои интимные мышцы специальными шариками, пробочками и иными приспособлениями, которые с детства, как только ее простыни впервые окрасились красным, стали неотъемлемой частью ее прикроватного столика. Но она и представить себе не могла, что живое мужское тело внутри настолько приятней нефритовой пробки.

Стоя на четвереньках, она получала от братьев по максимуму. Эос активно входил в нее сзади, каждый раз толкая на встречу одному из братьев, члены которых проваливались в ее горло. Линдан, устав ублажать девушку своими руками, аккуратно подлез под нее, и сестра села верхом на его пульсирующий от желания член. В этой позе, пока она сосала у Тима, Адан мог отдаваться губам Линдана, потом братья менялись.

Непрерывная скачка была восхитительна. Девушку вертели как вещь, и все ее дырочки постоянно были заняты крепкими стволами.

— я люблю вас! — кричала она — еще!!

По ногам стекали потоки сока, и все пространство вокруг было мокрым — мама, почему ты не разрешала мне раньше? Почему заставляла мастурбировать, наблюдая за всем этим?

— ты была не готова, золотце — отвечала довольная Тиида — всему свое время.

— а вечером будет так же хорошо? — прерывисто, сквозь стоны, вот вот грозившие сорваться в крик, просила ответа младшая дочь.

— вечером будет много гостей, и я обещаю, ты станешь главным блюдом.

— мама, пусть Адан войдет в тебя, я хочу вылизывать вас обоих, пока мой братик будет внутри.

— да! мы хотим посмотреть — защебетала Ника, подталкивая жрицу к любовникам. Тиида подползла к Алиаде, отстранив двух братьев, развернулась спиной, уперлась лицом в одеяло и искусно прогнулась, открывая доступ губам дочери.

— Мальчик мой, сестра просит, не будем отказывать — пригласила она своего сына. Тот послушно извлек своего гиганта из уютной попки, оставив за собой раскрытый, пульсирующий провал, и его место тут же занял Линдан. Эос же наслаждался тем, как сестренка насаживается на его член верхом.

— Тим, побудь с сестрами — простонала мать, впуская в свою шикарную щель Адана. Мокрая и массивная головка раздвигала розовые лепестки прямо перед лицом девушки, и та, с вожделением наблюдала как плоть брата скрывается внутри. Она подалась вперед, уткнувшись лицом в теплую мягкую щель. Ствол ее брата был настолько внушительным, что он лишь на пол длинны проник в Тииду, и яички не мешали брюнетке, лишь слегка постукивая ее лоб.

Девушка страстно вылизывала все, до чего была способна дотянуться. Ее язык скользил от клитора до самого основания, покрытого материнским соком, члена. Братья синхронно вставляли и вынимали свои стволы, заставляя сестренку кричать в полный голос. Стоны наполняли спальню и вырывались в дом, через открытые двери. Несколько служителей наблюдали за процессом из коридора. Мужчины мастурбировали свои члены, а женщины, запустив руки под туники, ласкали щелочки. Некоторые обнимались, стягивая одежду друг с друга.

Тим лежал на спине, а сестры оседлали его. Ника скакала на члене парня, Нора же терлась о лицо брата своей девочкой. Обе они страстно целовались, лаская друг друга руками.

Линдан не щадил свою любовницу. Его стальной поршень все быстрее и быстрее растягивал нежный анус. Алиада уже теряла контроль, когда горячий поток спермы выстрелил в ее попку. Брат замер, пульсируя внутри сладкой дырочки. Он кончал не в силах остановить поток.

В этот момент, Адан тоже издал приглушенный стон, и девушка увидела, как сокращается его член, прямо внутри материнского лона. Сперма выступила на поверхности сладкой щелочки, выталкиваемая стволом братика, который спускал в нее, не прекращая движений. Алиада тут же стала вылизывать терпкий нектар с лепестков своей мамы, жадно смакуя каждую капельку.

Адан достал увесистый член, и на его головке повисла тяжелая белесая капля. Ловкие губы схватили ее, не дав сорваться вниз, и девушка принялась обсасывать ослабевающую плоть брата.

Линдан вытер свой член о упругие полукружия попки сестры. Поцеловал раскрытую дырочку, и слизнув излишки собственной спермы, блестевшей по краям входа, повалился на спину.

— мама, я могу наполнить ее щелочку? — тяжело дыша спросил Эос.

— нет, сейчас или в ротик или в попку, ты же знаешь. Пока на ней нет защитных рун, это опасно — предупредила сына Тиида, и подвинувшись к уже заканчивающим работать над Тимом, сестрам, стала помогать им вылизывать остатки спермы, которая заливала его живот.

Эос скинул с себя Алиаду, и девушка повалилась спиной на мягкую постель. Юноша навалился на нее сверху. Его член нащупал уютную дырочку, из которой вытекала сперма брата, и провалился в хлюпающее нутро.

Всего пары движений хватило, чтобы он, издав грудной стон, повалился на сестру, сливаясь с ней в поцелуе. Его семя заливало все внутри брюнетки, смешиваясь с соком Линдана.

— отведите ее в купальню и как следует омойте — обратилась к служителям, что толпились в дверях Тиида — и сами готовьтесь к вечеру, я хочу чтобы напитки и кушанья были расставлены вовремя. Вы тут не слуги, а служители бога, и я не хочу, чтобы во время праздника вы занимались неоконченными делами.

Две милые, стройные девушки подошли к Алиаде. Эос откинулся на спину, пуская девушек к сестре. Струйка спермы вытекла вслед за его членом. Одна из служительниц поспешно припала губами к пульсирующей дырочке, не давая пропасть живительной влаге.

Спустя несколько секунд, довольная, она отерла губы и вместе с подругой они вывели младшую дочь Тииды, тело которой все еще содрогалось от оргазма, из спальни.

— вечер скоро, нужно перекусить и заняться приготовлениями. Тим, распорядись чтобы подали легких закусок — раздавала указания жрица — Ника, проверь чтобы все необходимое было в сегодняшнем обозе из города… Продолжение на подходе;)

Это была первая часть ознакомительного рассказа, призванного приоткрыть завесу в мир, который я сейчас придумываю. Алиада лишь второстепенный персонаж в повествовании, которое я готовлю, но мне захотелось рассказать о ее прошлом, и тем самым заинтересовать читателя, который, я надеюсь, будет с нетерпением ждать новых историй о богах, жрецах и прочих событиях этого мира.

Если понравилось, ставьте лайки, задавайте вопросы, критикуйте, чтобы я смог писать лучше;)

Вам также могут понравиться